harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Category:

Новелла Матвеева. Как создавали поэтов при советской власти из малограмотных домработниц. часть 3



Когда нам понадобится, чтобы кто-нибудь был гениальным, мы его назначим

Оригинал взят у jlm_taurus в Анатолий Гладилин: Первая попытка мемуаров
<...>

Советская сказка

Вдруг вызывают весь отдел литературы и искусства к главному редактору и говорят: “Для вас есть срочное задание. Лен Карпинский требует, чтобы нашли замечательную, как он считает, поэтессу. Случайно в ЦК комсомола попали ее стихи. Секретарь ЦК не поленился, прочел. Дело за вами. Действуйте”. И уже не таким директивным тоном: “Есть загвоздка – имя поэтессы известно, а фамилия на рукописи смазана: Матвеевская, Матвеева или еще какой-то вариант от Матвея. И адреса нет”. Карпинскому сказали, что она живет где-то в районе Монина. Но точной уверенности нет. Может, и в другом районе Подмосковья. Итак, кто едет на поиски?
Ну, естественно, вызываюсь я, как самый авантюрный товарищ, и зав. отделом Толя Елкин. Всё. Остальные очень загружены работой. Правда, в коридоре, узнав, куда, вернее, в какое никуда мы едем, к нам присоединился зав. отделом науки, уже тогда легендарный человек в “Комсомолке”, Миша... Внешне я его хорошо помню – большой, толстый, легкий на подъем энтузиаст. А фамилию забыл. Мог бы спросить у моего старого приятеля Ярослава Голованова, который работал у Миши литсотрудником, но его давно нет в живых... Помню, однако, что без Мишиной хватки и предприимчивости мы бы с этим делом не справились.

Короче, дали нам машину, и мы поехали в районный центр Монино. Миша командует шоферу: “В райком партии”. Оказывается, он еще из редакции позвонил первому секретарю. Пока мы сидели у первого секретаря и беседовали о высоких материях (с первым секретарем только про это), ему на стол кладут бумажку. Он ее прочел и говорит: “Если бы не редкое имя Новелла, то и милиция ничего бы не смогла. Они ничего не гарантируют, но попробуйте походить по улицам вот этих трех поселков”.

Мы поехали в ближний, ходим по улицам, спрашиваем. Без результата. Поехали в следующий, он недалеко (все-таки наводка была неплохая). Мальчишки на снегу у школы играют в футбол. Мы остановили их игру и спрашиваем: “Случайно не знаете вот такой девушки, ее зовут Новелла Матвеевская или Матвеева?” Они хором закричали: “А, цыганка, цыганка, вон там она!”

Мы зашли в здание барачного типа, постучали в дверь, которую мальчишки нам указали. Тишина. Потом тонкий женский голос: “Входите, дверь не заперта”. Мы зашли и застыли. От удивления и потому что негде было повернуться. Это была не квартира и даже не комната, а какое-то складское помещение размером с московскую малогабаритную кухню. На склад похоже, потому что забито почти до потолка какими-то тюфяками. При слабом дневном свете из крошечного окошка мы не сразу различили контуры женщины, которая лежала в пальто на матраце, поверх этих тюфяков. В комнате было холодно, как на улице. Когда мои глаза привыкли к полумраку, я увидел на полу ведро воды (вода подернута пленкой льда), деревянный столик, а на нем чайник и электроплитка. С потолка свисала лампочка без абажура. Но она не горела. Хозяева явно экономили электричество.

Мы спросили: “Вы Новелла Матвеева?” “Да”, – ответила тонким голосом женщина неопределенных лет. “Вы писали стихи?” “Да, я пишу стихи”. Мы говорим: “Мы из "Комсомольской правды", собирайтесь, поехали к нам в редакцию”. Щелкнули выключателем, и при свете она оказалась совсем молодой девушкой, правда, лицо бледное, опухшее. Она сказала: “Только я записку маме напишу. А вы меня обратно привезете?” “Конечно, привезем. Но возьмите с собой ваши стихи”. Она вытащила из-под тюфяков толстую тетрадку: “Мои стихи всегда при мне”. Новелла, видимо, никогда не ездила в машине, ее укачивало. Несколько раз мы останавливались, выводили Новеллу на снег. Ее выворачивало... Тем не менее до “Комсомольской правды” мы ее довезли.

В газете на пятом или шестом этаже была специальная квартира для собкоров или важных иногородних гостей. Туда Новеллу и поселили. Наши девки (так мы, любя, называли наших журналисток, секретарш, машинисток – все-таки в “Комсомолке” работали в основном молодые женщины) тут же взяли над Новеллой шефство – кормили ее, обхаживали, привели врача. А когда обнаружили, что у Новеллы нет даже нижнего белья – ахнули, собрали деньги, побежали в галантерею и купили ей самое нужное. Мы тем временем заставили машбюро срочно распечатать всю ее тетрадь и уже потом, обложившись машинописными листками, резали их и клеили. Стихов у Новеллы было много, но почти в каждом соседствовали замечательные строчки и откровенная графомания. Графоманию мы с Елкиным жестоко вырезали, монтировали хорошие куски и стихи подбирали так, чтоб всего было в меру – лирики, природы, исторических экскурсов – словом, делали все, чтоб подборка хоть как-то соответствовала профилю “Комсомольской правды”. Елкин лучше меня понимал, что указание Карпинского – большой козырь, но всегда найдутся охотники угробить стихи Матвеевой за безыдейность и ущербность. Елкин сочинил Новелле соответствующую биографию. Нельзя было написать, что Новелла – домработница в семье военного, что у нее нет даже четырехлетнего образования (нонсенс при обязательной восьмилетней школе!). У Елкина Матвеева работала в колхозе пастушкой, школу оставила по болезни, однако читала много книг, а уроки на дому ей давала мама, сама школьная учительница (что соответствовало истине).

В какой-то день появилась “Комсомольская правда”, где одна страница была посвящена Новелле Матвеевой. Целая полоса стихов с краткой редакционной врезкой! Редчайшее событие в газетной практике. Что это означало? Во-первых, Новелле заплатили по максимуму. Для нее и мамы – огромные деньги.

(Во второй раз, когда я приехал за Новеллой, она мне показала бумагу, где было аккуратно перечислено, как и на что они потратили деньги. Лишь на самое необходимое. Без всяких глупостей. Я сказал: “Новелла, уберите бумагу. Я не фининспектор, чтоб вас проверять. Это ваши деньги”.)

Во-вторых, нужный общественный резонанс. Девушка-пастушка, то есть из народных низов, пишет стихи. И какие!

Агитпроп поддержал инициативу газеты и дал команду: повторить! Я привез Новеллу в редакцию, и уже редактированием ее стихов занимались в кабинете главного. Без меня.

После второй публикации судьба Новеллы была решена. Ее зачислили в Литинститут без всяких экзаменов, закрыв глаза на отсутствие аттестата зрелости. И, конечно, ей предоставили комнату в общежитии института.

Остальное известно. Песни Новеллы Матвеевой завоевали популярность. А мне чисто по-человечески интересно: помнит ли Новелла тот сумрачный зимний день, когда в ее промозглую конуру ввалились трое незнакомых мужиков и сказали: “Мы из "Комсомольской правды". Едем”?

Настоящая советская сказка. Красивее не бывает.

Это было веселое время. Я был типичным“шестидесятником”, т.е. искренне верил в светлое будущее. В том смысле,что рано или поздно, попортив нам, конечно, крови, старые пердуны исчезнут, а наше поколение, придя к власти, все построит по-другому.Словом, мерещился некий социализм с человеческим лицом, хотя до этого термина никто тогда не додумался. Мне двадцать три года, со всеми хорошие отношения, и чувствую, что сверху ко мне присматриваются. Какая карьера передо мной открывалась!

Оставалось лишь вступить в партию и научиться писать фразы типа “весь советский народ с огромным подъемом и энтузиазмом встречает...” Кого? Чего? Нет, не умею…
<...>

Источник

Текст поста сокращен в пользу Новеллы Матвеевой, полностью читать с добавками о Пашенной или Марине Влади, катавшейся в истерике из-за "фашистского государства СССР и его запретов на брюки"  у jlm_taurus
_____________________________________________

Из отзывов о поэтессе, общепринятых:
"Мать будущей поэтессы Надежда Тимофеевна преподавала в школе литературу, увлекалась сочинением стихов и даже публиковала свои творения в различных газетах и журналах под псевдонимом Матвеева-Орленева.

Как видно, не первой писательницей в семье стала Новелла Матвеева. Биография поэтессы также указывает на то, что не только мать занималась литераторством. Ее дедушка Матвеев-Амурский Николай Петрович, проживший в Японии много лет, был писателем, и именно ему принадлежит авторство «Истории города Владивостока». И в довершение, двоюродный брат Новеллы Николаевны и ее супруг также были писателями.

После окончания школы поэтесса работала с 1950 года по 1957 в детском доме Щелковского района (Московская область). После этого заочно поступила на высшие литературные курсы, проходившие при Литературном институте им. Горького, которые окончила в 1962 году." http://fb.ru/article/286339/novella-matveeva-biografiya-semya-tvorchestvo

Некоторые её стихотворные строчки из сообщества с очень жуткой претензией "Сообщество Божественной поэзии" http://ru-lyrics.livejournal.com/tag/%D0%9D%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BB%D0%BB%D0%B0%20%D0%9C%D0%B0%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%B0

Взятые там у sssilentium
"Тишина. Лишь только песню
О любви поёт погонщик,
Только песню о любви поёт погонщик,
Да порой встряхнётся мул,
И колокольчики на нём,
И колокольчики на нём забьются звонче.

Ну скорей, скорей, мой мул!
Я вижу, ты совсем заснул:
Ну поспешим - застанем дома дорогую...
Ты напьёшься из ручья,
А я мешок сорву с плеча
И потреплю тебя и в морду поцелую."

от petrark
"Ночь напечатала прописью
Чьи-то на глине следы.
Над плоскодонного пропастью
Эхо, как пушечный дым.
    В сумрак, исчерченный змеями,
    Русло уходит, ветвясь...
    В путь!— между розными звеньями
    Рвусь восстанавливать связь..."

от const0000
"Перед неграмотным блеск знаний обнаружить —
Вот грех! Божиться грех. Но грех божбу и слушать.
Грех клясться клятвою! (Особенно тогда,
Когда заранее решил её нарушить!)"

10 сентября 1992 год



«Елкин сочинил Новелле соответствующую биографию. Нельзя было написать, что Новелла – домработница в семье военного, что у нее нет даже четырехлетнего образования (нонсенс при обязательной восьмилетней школе!). У Елкина Матвеева работала в колхозе пастушкой, школу оставила по болезни, однако читала много книг, а уроки на дому ей давала мама, сама школьная учительница (что соответствовало истине)…
у Новеллы нет даже нижнего белья – ахнули, собрали деньги, побежали в галантерею и купили ей самое нужное. Мы тем временем заставили машбюро срочно распечатать всю ее тетрадь и уже потом, обложившись машинописными листками, резали их и клеили. Стихов у Новеллы было много, но почти в каждом соседствовали замечательные строчки и откровенная графомания. Графоманию мы с Елкиным жестоко вырезали, монтировали хорошие куски и стихи подбирали так, чтоб всего было в меру – лирики, природы, исторических экскурсов…всегда найдутся охотники угробить стихи Матвеевой за безыдейность и ущербность.
Мы зашли в здание барачного типа…Это была не квартира и даже не комната, а какое-то складское помещение размером с московскую малогабаритную кухню. На склад похоже, потому что забито почти до потолка какими-то тюфяками. При слабом дневном свете из крошечного окошка мы не сразу различили контуры женщины, которая лежала в пальто на матраце, поверх этих тюфяков. В комнате было холодно, как на улице…»

   * * * * *
Предыдущие тексты о сотворении "выдающихся" в республиках и "оставшейся на века советской поэзии" :

Как делались культуры народов СССР
Культуры народов СССР, ч. 2
О редактировании переводов «классиков соц.республик» и переводчиках:
«Поэты-переводчики Козловский и Гребнев жили в Москве. Именно их способность во имя качества стиха не обращать внимание на то, что хотел сказать Гамзатов, обогатила их лично, а Гамзатова сделала не только богатым, но и знаменитым. В Москве также жил Светлов, прославившейся среди прочего тем, что, когда переводимый им классик туркменской литературы посмел выпендриваться, Светлов прямо в ресторане заорал на классика - если захочу, я тебя переведу обратно на туркменский, и все тебя забудут…
Но давайте признаем очевидное - создание национальных литератур московскими борзописцами принесло много пользы национальным окраинам. Ведь какой-нибудь грузинский писатель, выучив русский, брался переводить "своё" произведение обратно на грузинский, чтобы не выглядеть идиотом, когда будут спрашивать, что он написал...»

http://kosarex.livejournal.com/2540892.html
Tags: литература, советская мифология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

Recent Posts from This Journal