harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Сталин: «Ну, а дьявол, разумеется, на моей стороне…каждый знает, что дьявол — коммунист»

Черчилль: «Я полагаю, что Бог на нашей стороне. Во всяком случае, я сделал все для того, чтобы он стал нашим верным союзником…»

Сталин: «Ну, а дьявол, разумеется, на моей стороне. Потому что, конечно же, каждый знает, что дьявол — коммунист. А Бог, несомненно, добропорядочный консерватор…»2



Сталин и идеология Союза воинствующих безбожников

При рассмотрении вопроса идеологии СВБ немаловажным оказывается и тема влияния личных взглядов Сталина на организацию. Нас при этом интересуют в первую очередь особенности отношения Сталина к религии и перенос этих отношений на деятельность безбожников.

Антирелигиозность Сталина до недавнего времени не давала ни малейшего повода для сомнения. В научном мире сомнений в этом нет и сейчас, и наше исследование лишний раз это подтверждает. Лишь в последние годы стало появляться все больше слухов и домыслов на тему о каком-то «покаянии» Сталина. Но имеющиеся слухи, доходящие даже до якобы тайного причащения Сталина, достаточно однозначно опровергаются тем фактом, что Сталин никогда не был отпет в Московском патриархате. Была лишь единственная политическая панихида, на которой патриарх Алексий I сказал искусительную и вынужденную речь о земном величии вождя, но нигде не дал повод задуматься над его загробной участью.

Богоборческие взгляды Сталина были достаточно полно научно обобщены как раз в трудах СВБ. В этом отношении за такими статьями безбожников следует признать несомненную научную ценность. Некоторые статьи идеологов СВБ дают действительную и вполне исчерпывающую картину взглядов Сталина на религию. Эти взгляды советского вождя на религию не только никогда не скрывлись, но наоборот всегда открыто пропагандировались в многочисленных статьях. Как пример одной из них можно привести статью из журнала «Антирелигиозник» №12 за 1939 год «Товарищ Сталин о религии и ее преодолении». В полном тексте данной статьи приведено достаточно много цитат Сталина против религии и Православия. В сокращенном варианте статья была опубликована в «Правде» от 20 марта 1940 года. И, надо добавить, что приведенные цитаты Сталина в изданиях «Безбожника» и «Антирелигиозника» использовались постоянно. Редкий выпуск любого из этих журналов обходился без упоминания какой-то подобной цитаты вождя СССР.

Вместе с этим следует знать, что Сталин относился к антирелигиозной литературе того времени свысока. Он считал, что качество ее весьма низкое и именно этим объясняется нелестная сталинская характеристика ее, как «антирелигиозной макулатуры», которую он дал в указаниях по поводу своей библиотеки. Сторонники мифа о «тайной религиозности» Сталина пытались найти в этой фразе основания для своих предположений. Однако огромное количество откровенно богоборческих цитат Сталина того же времени, как устных, так и письменных, не оставляет никакого права на подобные допущения. Сталин действительно убежденно боролся с религией, но при этом был недоволен качеством антирелигиозных пропагандистских материалов. Он считал их слишком грубыми и неубедительными. То есть вождь СССР отрицательно относился не вообще к безбожию, но лишь к методике насаждения безбожия того времени.

Если довоенные антирелигиозные цитаты Сталина были вполне обобщены и всесторонне проанализированы в трудах СВБ, то подобные же свидетельства после сентября 1943 года такого внимания не удостоились. Впрочем, не только богоборческие цитаты Сталина после войны не удостаивались изучения, но и вообще все его послевоенные документы, как то письма, телеграммы и статьи, ведь издание полного собрания сочинений остановилось на времени войны. Но в этой остановке нет никакой конспирологии, просто Сталин после войны почти перестал писать, выступать и вообще оставлять документальные свидетельства, а журналы посещений кабинета Сталина свидетельствуют о существенном сокращении его и так весьма слабой рабочей загрузки. В это же время сильно увеличилось время отпусков советского вождя и количество пропускаемых им заседаний Политбюро. Нас же больше интересуют свидетельства антирелигиозных мыслей, высказываемые Сталиным после сентября 1943 года.

Следующая пространная цитата Сталина приводится из книги руководителя Албании Энвера Ходжи в его книге «Со Сталиным». Книга содержит фактически стенограмму нескольких встреч Сталина и Ходжи в СССР. Книга была издана на русском языке Институтом марксистско-ленинских исследований ЦК Албанской партии труда в Тиране в 1984 году. Данная цитата полезна в нашем исследовании потому, что она показывает основной замысел и основную политику Сталина в отношении Церкви и религии. По большому счету именно такой подход к религии и обслуживал Союз воинствующих безбожников. Вот какие слова сказал Сталин Энверу Ходже в Сухуми в 1947 году.

«Если тебе ясно, что религия — опиум для народа, и что Ватикан — центр мракобесия, шпионажа и диверсии в ущерб делу народов, то умеешь поступать как надо, как это поступали и вы. Борьбу против духовников, занимающихся шпионской и диверсионной деятельностью, никогда не рассматривайте сквозь религиозную призму, — сказал Сталин, — всегда рассматривайте ее сквозь политическую призму. Духовники должны повиноваться законам государства, потому что законы эти выражают волю рабочего класса и трудящегося народа. Хорошо разъясните народу законы и враждебность реакционного духовенства, чтобы и верующая часть населения хорошо видела, что под личиной религии и духовники ведут враждебную Родине и самому народу деятельность. Поэтому, убежденный фактами и аргументами, народ должен вместе с правительством бороться с духовниками-врагами. Наказывайте и устраняйте лишь тех духовников, которые не слушаются правительства и совершают тяжкие преступления против государства. Но, подчеркиваю, народ должен убедиться в злодеяниях этих духовников, убедиться также в никчемности и вредности
религиозной идеологии».1

Из приведенной цитаты мы видим, что Сталин прямо повторял ленинские слова «религия — опиум для народа», считал религиозную идеологию никчемной и советовал Энверу Ходже как бороться с религией. И главная борьба здесь — обвинение в политических преступлениях, но не прямое осуждение за религиозные убеждения. Здесь можно увидеть даже своего рода вообще уход из сферы религии в сферу политики. Сам лидер Албании познакомился со Сталиным уже после войны. Если бы взгляды Сталина на религию претерпели изменение во время войны, то Энвер Ходжа не стал бы одновременно и самым преданным сталинистом, и лидером первой в мире страны с полностью искорененной из общественной жизни религией. Существуют фотографии Энвера Ходжи за его рабочим столом, на котором подписывались все постановления об искоренении религии в Албании. На фотографиях над рабочим столом Ходжи заметен большой портрет Сталина, что мы можем увидеть на страницах фотоальбома, выпущенного в Албании после смерти Ходжи. Примечательно также, что полное искоренение религии в Албании проходило в конце 1960-х годов с помощью своего рода народных погромов церквей и мечетей. На самом деле это были специально подобранные группы активистов воинствующего атеизма, а координацией этого занимались организации, представлявшие собой албанские аналоги СВБ. При этом формально Албанская партия труда не принимала участие в закрытии церквей, а занимала притворную видимость простого наблюдателя «народного гнева». И надо подчеркнуть, что албанская политика закрытия церквей все-таки отличалась от советской политики 1937–1938 годов. В СССР проводились тихие репрессии с административными закрытиями храмов решениями власти. В Албании же это были больше народные погромы с последующим закрытием храмов, уже разгромленных. То есть в Албании роль аналогов Союза воинствующих безбожников была даже больше. Конечно же такая архитектура богоборчества для Албании была передана и унаследована от Сталина.

Существуют и другие свидетельства отношения Сталина к религии после сентября 1943 года, достойные упоминания. Так, например, известны слова Сталина, обращенные к новоназначенному секретарю ЦК Суслову в 1947 году «не забывать об атеистической пропаганде среди народа». Но наиболее колоритной фразой советского вождя следует признать высказывание, сделанное им во время Тегеранской конференции 1943 года. Эта фраза была сказана Сталиным на обеде после второго заседания Тегеранской конференции 28 или 29 ноября 1943 года. Во время обеда по воспоминаниям Черчилля и других участников произошел такой краткий диалог.

Черчилль: «Я полагаю, что Бог на нашей стороне. Во всяком случае, я сделал все для того, чтобы он стал нашим верным союзником…»

Сталин: «Ну, а дьявол, разумеется, на моей стороне. Потому что, конечно же, каждый знает, что дьявол — коммунист. А Бог, несомненно, добропорядочный консерватор…»2

Так обычно переводятся эти слова на русский язык. На английском языке данный фрагмент приведен в наиболее полном историческом описании деятельности Уинстона Черчилля, написанном Мартином Гилбертом. Его фундаментальный труд называется «Путь к победе». Цитата приведена в томе, посвященном 1941–1945 годам, где на стр. 574 этого труда Мартин Гилберт цитирует воспоминания Энтони Идена, министра иностранных дел Великобритании.3

Образ Сталина в антирелигиозной пропаганде Союза воинствующих безбожников

Деятельность СВБ проходила при постоянном упоминании имени Сталина, с постоянными ссылками на Сталина и с заверениями верности его учению и учению всей партии. Культ Сталина рос неуклонно и также неуклонно увеличивалось почитание советского вождя в статьях и заявлениях деятелей СВБ. В этой связи важным становится понимание каким именно подавался образ Сталина в публикациях безбожников, ведь от этого образа сильно зависила модель поведения рядовых безбожников. Рассмотрим этот аспект деятельности Союза. На какого Сталина равнялись безбожники?

Ранее уже упоминалось, что председатель СВБ Ярославский был не только пропагандистом партии, но и главным составителем официальной биографии Сталина. При этом оказалось, что работа биографа Сталина была им достаточно умело использована для пропаганды безбожия. Первоначально глава СВБ обратился к самому советскому вождю за разрешением на работу по составлению биографии. Ответ был отрицательным. Сталин счел несвоевременным создание собственной биографии. Однако этот отказ не обескуражил Ярославского. Несмотря на отрицательный отзыв он получил одобрение у других членов Политбюро и с горячностью приступил к работе.

Хотя на первый взгляд эта работа Ярославского не кажется затрагивающей напрямую антирелигиозную пропаганду, однако в действительности это не так. В самой биографии Сталина Ярославский поместил минимум антирелигиозных выпадов, но в ходе работы им был собран гораздо более значительный материал. Большой объем материала, не войдя в биографию советского вождя, лег в сталинский архив, вошел в статьи в журнале «Антирелигиозник» и использовался напрямую для пропаганды безбожия. Причем стиль изложения давал дополнительную рекламу журналу «Антирелигиозник» и вообще деятельности безбожников. Почитание Сталина к тому времени уже перешло в культ и потому любые сведения о нем, а тем более описанные официальным стилем и тем же литературным языком, что и биография, вызывали повышенный интерес, граничащий с сенсационностью. И здесь уже Ярославский давал много именно антирелигиозных примеров.

Часть этих примеров уже привел д.и.н. Игорь Курляндский с своем обширном труде «Сталин. Власть. Религия». Но нам важно отметить, что большую часть работы с опросом очевидцев и давних знакомых Сталина, провел сам Ярославский или его прямые подчиненные. Литературная обработка этих воспоминаний также проводилась или лично Ярославским или под его постоянным контролем, а машинописные листы воспоминаний поступали в архив Сталина (сейчас все эти материалы находятся в фонде 558 РГАСПИ). Очевидно, что все эти материалы сталинской биографии для архива были трижды выверены. В официальной биографии атеистические аспекты с удовольствием подчеркивались. Если нужно описать, какой был Сталин жизнерадостный, то говорится, что он «много шутил, рассказывал смешные истории из семинарской жизни и про попов»4. Рассказавший об этом друг Сталина по семинарии, Челидзе Амбако Соломонович, приводит интересный случай присутствия Сталина на его свадьбе. Венчание должно было состояться в «церкви св. Николая». Но Сталин принципиально решил участвовать в свадьбе, но ни в коем случае не посещать церковь.

«Я приду к тебе домой, а в церкви мне делать нечего. Я в церковь не ходок»5, — сказал будущий советский вождь. Соседка Джугашвили Мария Катиашвили (урожденная Габелашвили), младшая сестра его одноклассника, вспоминает, что он «советовал вместо божественных книг читать книги по естествознанию».6 Одноклассник Сталина Григорий Глурджидзе описал, как Сталин поначалу был очень верующим (это не скрывается), но затем он поразил своего друга неожиданными словами о неверии.

Вот как умело использует Ярославский исторический эпизод из жизни молодого Сталина в антирелигиозной пропаганде: «Лежали мы как-то на лужайке за городом, говорили о богатых и бедных; почему, де, бог так несправедлив, что заставляет людей бедствовать. — А знаешь, Гриша, — тихо говорит вдруг Сосо после некоторой паузы, — он не несправедлив, а его просто нет».7 И с этими словами он посоветовал своему другу почитать Чарльза Дарвина. В конце воспоминаний Григорий извиняется, что в 1914 году он принял священный сан, якобы только для того, чтобы не идти в армию, подчеркивает, что он прослужил священником, не веруя в Бога, до 1921 года и рад, что когда ему передали приветствие от Сталина, то он уже снял с себя сан, иначе ему было бы стыдно перед своим великим одноклассником, а теперь он с гордостью носит на груди орден Ленина. Из рассказов и воспоминаний о Сталине видно, что опрашивающий не только делал именно антирелигиозные акценты в опросе, но и рисует картину якобы всеобщего неверия в среде духовенства и семинаристов. Такие слова и сведения стали одним из главных краеугольных камней проповеди безбожия. Борцам с религией надо было не только внушить верующим, что якобы само духовенство не верит в Бога, но и внушить своим сторонникам-пропагандистам, что победа будет легкой, раз верующие якобы сами находятся под руководством неверующих. Так, одноклассник Сталина Григорий Размадзе, говорит в воспоминаниях: «семинаристы в своем подавляющем большинстве были в душе неверующими людьми. На священствование они смотрели только как на заработок»8. Но очевидно, что повествующий говорит главным образом о себе, поскольку дальше он упоминает, что в 1914 году он принял священный сан только чтобы не идти в армию, а сразу после октябрьской революции он тут же его снял. А ведь из многих десятков одноклассников Джугашвили по духовному училищу и семинарии согласились дать показания в духе безбожия лишь несколько человек. А многие закончили свою земную жизнь в застенках нового безбожного государства, причем некоторые фамилии одноклассников были в сталинских расстрельных списках. То есть сам Сталин лично ставил свою подпись под решением суда о расстреле. И в этом списке были некоторые его одноклассники.

Упомянутые свидетельства из жизни молодого Сталина были напечатаны в журнале «Антирелигиозник» №12 за 1939 год под заголовком «Неопубликованные материалы из биографии товарища Сталина».

Особенный интерес представляют приводимые ниже воспоминания о Сталине его одноклассника Глурджидзе Григория Ивановича, позже лауреата Ордена Ленина. Он свидетельствует: «В семинарии нас запугивали, что если де мы примем причастие неподготовленными, то нас пожрет огонь. Однажды перед причастием Иосиф предложил мне вместо поста поесть «хаши» (требухи), чтобы проверить, появится ли в нас такой огонь. Мы основательно поели и с нами, конечно, ничего не произошло. — Вот видишь, — говорил Иосиф, — вот тебе и доказательство никчемности поповской болтовни».9

Примечательно, что по другим воспоминаниям эту требуху семинаристы ели в Великую Пятницу. Еще одно свидетельство Глурджидзе говорит о взглядах Сталина на литературу: «Могу рассказать об отношении Иосифа к Толстому. Сначала он читал его с увлечением. От «Войны и мира» и «Хозяина и работника» он был в восторге. Потом он стал говорить мне, что Толстой утомляет христианским проповедничеством, которое мешает художнику».10 Журнал «Антирелигиозник», орган центрального совета Союза воинствующих безбожников, без всякого смущения, а как раз наоборот, с бравадой, сообщает своим читателям и многие другие подобные антирелигиозные примеры из жизни молодого Сталина.

При сравнении статей о Сталине в журналах «Безбожник» и «Антирелигиозник» с архивными документами фонда 557 оказывается, что не все свидетельства о безбожии Сталина были Ярославским опубликованы. Есть отдельные свидетельства, оставшиеся за рамками публикаций. И представляется важным упомянуть также и о них, поскольку пропагандистский образ Сталина в глазах безбожников складывался не только на основании того, что было опубликовано, но и того, о чем было умолчано. Оказывается, что в жизни Сталина имеются и такие антирелигиозные эпизоды, которые поостерегся опубликовать даже Ярославский. Почему они не были преданы огласке? Возможно, что по крайней мере два примера могли казаться слишком радикальными и потому несвоевременными и невыгодными безбожникам. Однако воспоминания о Сталине, на которых основываются эти радикальные примеры, хранились в архиве Сталина. Таким образом, они были признаны достоверными. Первым одно из таких свидетельство ввел в научный оборот историк И. Курляндский в статье «В Бога и святых он не верил с детства». Это свидетельство особо тяжело звучит для верующего человека, поэтому использование его в православной литературе должно быть осмотрительным. Мы же приведем его и по изданию д.и.н. Курляндского, и по архивному первоисточнику.

Речь идет о воспоминании бывшего одноклассника Сталина семинариста Георгия Елисабедашвили. Вот эта цитата:

«Мы оба вошли в старую церковь и все хорошо осмотрели. Товарищ Сосо, увидев на стенке какую-то икону, видимо, кем-то повешенную, сказал: «Ого, смотри, и эта кляча (говорил о церкви и иконе) здесь. … Что сделать, Георгий?» Я сразу на трапезу, сорвал со стены икону, растоптал ногами и обрызгал «водой». Сосо спрашивает: «Слушай, не боишься Бога, что это с тобой?» Я засмеялся, а он похлопал (по плечу) и сказал: «Ты прав».11

Из приведенной цитаты воспоминаний мы видим, что молодой Иосиф Сталин с Георгием Елисабедашвили зашли в старую церковь. Слова на грузинском языке «эта кляча здесь», скорее всего, выражает богохульное и оскорбительное указание на Богородицу. Видимо в храме висел образ Божьей Матери. Далее мы видим в воспоминаниях Елисабедашвили слова «я сразу на трапезу». Словом «трапеза» здесь в переводе с грузинского языка передано слово «престол». Таким образом, друг Сталина залез ногами на престол в храме и дословно «сорвал со стены икону». Далее сказано: «растоптал ее ногами и обрызгал «водой». Слово «вода» в кавычках однозначно говорит о том, что он помочился на образ Божьей Матери. Здесь возможны варианты. Возможно друг Сталина в его присутствии сделал это прямо стоя на престоле, то есть тут же не спускаясь растоптал образ Божьей Матери и помочился на него. Возможно также, что он спрыгнул с престола и сделал это внизу. А возможно, что Сталин делал это вместе с ним, но по причине того, что Сталин к тому времени занимал пост Генерального секретаря ВКП(б), Елисабедашвили решил не передавать такой хулиганский образ Сталина и потому назвал только себя залезшим на престол, топчущим икону и мочащимся на нее. Однако друг Сталина не преминул сказать, что Сталин похлопал его по плечу и произнес «ты прав». Несомненно, что Сталин не просто одобрил действия Елисабедашвили, но и толкнул его на это богохульство.

В психологическом анализе этого отрывка важна фраза Сталина «что сделать, Георгий?» Таким образом, перед исполнением богохульства и осквернения Сталин сам раздумывает и подсказывает как совершить этот вандализм. Эта последняя фраза показывает, что это деяние было их общим либо в смысле одобрения, либо в смысле совместного действия. Однако из этого повествования видно, что Елисабедашвили возможно что-то облагораживает. Нельзя исключать и того, что осквернение делал сам Сталин вместе со своим одноклассником. Или что это был своего рода ритуал, когда более воинственно и богохульно настроенный будущий советский лидер вовлекал своего друга в безбожие такими действиями. Точную картину и акценты произошедшего в настоящее время восстановить уже невозможно, однако имеющегося достаточно, чтобы увидеть дух события. Такого откровено-вандалистского свидетельства поостерегся даже сам Ярославский и это и есть причина невключения данного рассказа в его публикации о советском вожде.

Вторым эпизодом, не включенным в публикации Ярославского, является случай из воспоминаний друга Сталина по духовной семинарии Петра Капанадзе. Рукопись Петра Капанадзе в архиве озаглавлена словами «Сосо Джугашвили-Сталин в горийском духовном училище и в Тбилисской духовной семинарии. Воспоминания». Важно отметить, что эти воспоминания также были напечатаны машинописью и приняты на хранение в кабинет произведений Сталина наравне с трудами самого вождя Советского Союза. Эти воспоминания тоже несут на себе гриф принадлежности к библиотеке кабинета. Этот случай произошел в Александровском парке в Тбилиси в разговоре с Петром Капанадзе. Вот как об этом повествует друг Сталина по духовной семинарии:

«Однажды мы с Сосо, будучи уже семинаристами, пошли в Александровский сад. Когда мы сидели на скамейке и разговаривали, напротив нас сел монах.

— Была бы у меня сила, я бы одним ударом уничтожил бы всех монахов, — сказал я.

— Одним ударом их не уничтожишь, — ответил Сосо.— Если ты, проходя, увидишь зажженную свечу, и в пылу раздражения потушишь ее, то найдется другой прохожий, который захочет, чтобы она горела, и зажжет ее. Не свечи тушить надо, а поднять бурю и с корнями вырвать старые порядки»12.

Возможно, что обсуждение методов уничтожения всех монахов слишком раскрывало намерения Сталина, поэтому такая публикация была сочтена чрезмерно радикальной. Борцы с религией предпочитали действовать тайно. Они уничтожали служителей церкви, но предпочитали не объявлять об этом. Примечательно, что здесь в словах будущего советского вождя используется вывернутый наизнанку евангельский образ светильника.

Примечания


  1. Ходжа Э. Со Сталиным. Тирана: Институт марксистско-ленинских исследований ЦК Албанской партии труда, 1984. На русском языке. С. 166–167.

  2. Цит. по: Sir Anthony Eden. The Eden Memoirs: the Reckoning. London, Casell, 1965, p. 427.

  3. Чолидзе А. Неопубликованные материалы из биографии товарища Сталина // Антирелигиозник. №12. 1939. С. 17.

  4. Там же, с.18.

  5. Катиашвили М. Неопубликованные материалы из биографии товарища Сталина // Антирелигиозник. №12. 1939. С.19.

  6. Глурджидзе Г. Неопубликованные материалы из биографии товарища Сталина // Антирелигиозник. №12. 1939. С. 21.

  7. Размадзе Г. Неопубликованные материалы из биографии товарища Сталина // Антирелигиозник. №12. 1939. С. 22.

  8. Там же, с. 22.

  9. Там же, с. 22.

  10. Там же, с. 22.

  11. РГАСПИ. Ф.558. Оп.4. Д. 665 л. 29-30 Та же цитата: И. Курляндский «В Бога и святых он не верил с детства» (Политический журнал. 4 июня 2007 года) // http://www.pravmir.ru/v-boga-i-svyatyx-on-ne-veril-s-detstva-1/

  12. РГАСПИ. Ф.558. Оп.4. Д. 665, л. 96.

часть IV - Источник: http://pravoslavnij.livejournal.com/113588.html
(см. также: часть I, часть II, часть III)

P.S. Попалась отлично иллюстрирующая образ русофобской твари Джугашвили картинка


Tags: демагогия, сталин, церкви
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments