harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Памяти Ильи Глазунова, русского художника. Мистерия XX века.

Сегодня ночью умер Илья Глазунов. https://ria.ru/culture/20170709/1498151154.html

Прошел уже час, и что наблюдается в новостях как всегда, хоть на ТОПе Яндекса?
Трамп гоняется за фуражкой какого-то солдата, умер один из тысяч блогеров Антон Носик, о котором 90% россиян никогда и не подозревали, никого не интересующий актеришка с каким-то карловарским фестивалем и т.п. Про смерть Глазунова пока ничего, разумеется, он русский, к тому же постоянно писавший про преступления коммунизма. До сих пор неизвестно кто убил его жену.



Вспомним его самую известную картину "Мистерия XX века" и как к нему всегда относилась либеральная шушера, - правильно, он же неудобный для них русский, вначале часть его интервью:
"Власти подвергали вас серьезному прессу…В те времена слушали «Голос Америки», «Дойче Велле», «Свобода», которые говорили про мою выставку, что она является «ударом ножа в советский соцреализм». Французы тогда писали, что «молодой русский художник Илья Глазунов потряс публику Москвы проникновением во внутренний мир героев Достоевского». Достоевский в те годы считался реакционным писателем. Я был выключен из жизни, жил рядом с Рижским вокзалом и работал на нем грузчиком. Так как я не был членом Союза художников, мне угрожала возможность высылки за 101-й километр, как это было с поэтом Бродским. Уже тогда в моем творчестве были намечены циклы работ: история русского народа; лирический дневник современника, живущего в большом городе; образы русской литературы — моего самого любимого писателя и пророка Ф.М. Достоевского...По возвращении, зная успех советского художника в Риме, министр культуры Фурцева разрешила организовать мою выставку в служебном помещении Манежа, который находился в подчинении Министерства культуры, а не Союза художников СССР, членом которого я не был. Видя огромные очереди у Манежа, партбюро Московского союза художников настояло на закрытии моей выставки как художника, не помогающего строить коммунизм.

Вы известны как собиратель икон Русского Севера — региона, застывшего во времени, уникального для России.

Я бы назвал это не собиранием, а спасением икон. Вы не можете себе представить, но в те годы иконы просто сжигались, из них складывались костры, сколачивались кормушки для скота, заколачивались окна церквей, превращенные в колхозные склады. Старинные деревянные церкви также предавались огню. Для художника нет ничего страшнее, чем попранная красота. Древнерусская иконопись — это величайшее искусство нашей цивилизации. Знаменитый русский философ Трубецкой называл икону «умозрением в красках», а французский художник Матисс говорил, что все начинающие должны учиться не на итальянском Возрождении, а на древней русской иконописи, потому что это уникальное сочетание красок, гармония, красота силуэта..."
http://doverennielitsa.ru/interview/ilya-glazunov-podmena-ponyatij-falsifikatsiya-vedu

Любимые "критические" взвизгивания либералов и коммунистов здесь ниже отлично представлены, заметьте - даже критические стать и "не рекомендовались", поскольку могли напомнить о Глазунове: "Его творчество по существу лишь иллюстрация взглядов. А взгляды - замечательные. Еще четверть века назад критик В. Шитова, анализируя выпущенную молодым Глазуновым автобиографическую книгу, определила взгляды маэстро как шовинистические. Об этом, правда, тогда никто не узнал. Статью удалось напечатать только в 1990 году...Свои художественные вкусы маэстро тоже объясняет причинами религиозными. Современное искусство считает победой сил сатаны: «Чернобыльские катастрофы уничтожают Божий мир, культуру - антимир. Когда Пикассо рисует на заду нос, а ухо под мышкой, это тоже революция против красоты...Плохой художник и примитивный шовинист."

Оригинал взят у art_shmart в "Мистерия 20 века".
Я не любитель, признаюсь, картин Ильи Сергеевича, однако такие работы, как "Мистерия 20 века" должны остаться в истории искусства, хотя бы за их колоссальный формат, заполненный не чем нибудь, а маслянной живописью. И так, к делу.



"Мистерия ХХ века"
1999. X., м. 300 х 800
Галерея И. С. Глазунова.

Картину "Мистерия XX века" по своему действию можно сравнить со взрывом атомной бомбы. ее первый вариант был написан в 1977 году, когда советское искусство захлебывалось от верноподданнической любви к Ленину, Хрущеву, КПСС и было строго ограничено рамками лжи социалистического реализма. Художник выполнил титаническую работу, показав на своей картине через конкретные образы людей апокалипсическое бытие XX века.
Каким надо было обладать гражданским мужеством и неустрашимостью, чтобы в те времена тоталитарного террора высказать эту бескомпромиссную правду! Более того, художник отказался от долго ожидаемой выставки, но не снял с экспозиции по требованию руководящих чиновников "Мистерию XX века", несмотря на угрозы со стороны ЦК партии, Министерства культуры и официального Союза художников, готовых выслать его из Советского Союза, как был выслан А. И. Солженицын, которого он дерзнул показать на картине в арестантской одежде. Художник был тверд до конца. Он так и не открыл свою выставку. Лишь один голос перевесил при голосовании в ЦК партии за отмену высылки Глазунова за границу. Аргументом был довод: "Зачем нам снова и снова плодить диссидентов! Пускай едет в Сибирь, на БАМ и как можно дольше не возвращается оттуда". Фотографии с этой картины расходились по необъятному тогда Союзу Советских Социалистических Республик. Многие западные журналы печатали ее репродукции с подзаголовком: "Картина, которую никогда не увидят русские". И только по прошествии долгих лет, в дни перестройки, многотысячные зрители увидели ее на выставке художника в Московском Доме молодежи.
К своей последней в ХХ веке московской выставке Илья Сергеевич завершил работу над новым вариантом всемирно известной "Мистерии..." Это было продиктовано необходимостью художественно и философски осмыслить глубинную суть событий последней четверти минувшего века("перестройка", крушение СССР, приватизация и воцарение демократии в России), что естественно, потребовало и увеличения размера картины. И, наконец в новом варианте автор написал свой портрет уже справа в соответствии со своим возрастом (в 2000 году И. С. Глазунову исполнилось 70 лет).

Картинка и текст взяты со страниц сайта www.glazunov.ru

Ниже под катом ещё две статьи о картине.



1.
"ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ ХХ ВЕКА ИЛИ ВОТ ТАКАЯ ВОТ "МИСТЕРИЯ" (О картине Ильи Глазунова "Мистерия ХХ ВЕКА")

Давно уже кануло в прошлое Средневековье, и на дворе уже даже не ХХ, а ХХ1 век.
И Средневековые драмы не идут ни в какое сравнение с мистериями нашего времени.
И это не время трагикомедий.Оно больше печальное, чем смешное.

***

Куда там средневековым рыцарям с их доспехами, мечами и топорами до атомных взрывов и ядерных ракет, способных уничтожить все человечество разом.
Современная мистерия- это трагедия. И это трагедия всего человечества!
И веселенькие интермедии, полные оптимизма, между актами трагедии,мягко говоря, неуместны.

***

Видимо, так надоел художнику Илье Глазунову пессимизм на этом свете, что он решил блеснуть юмором и повеселить нас на руинах истории в царстве теней.
Мало ему было мрака на этом свете, так ему нужно было еще и разворошить подземное царство Аида и потревожить души известных людей и исторических деятелей России, собрав мертвое царство сначала на картине «Вечная Россия», а затем в "Мистерии ХХ века".
Россия и так вечна. Она и так стоит и без этого полотна, благодаря выдающимся личностям, которые уже давно вошли в историю.
А затем художник решил потревожить души знаменитых покойничков и исторических деятелей всего мира, осветив мрак подземного царства ярко-красным заревом цвета крови на картине "МИСТЕРИЯ ХХ ВЕКА".
В одном из своих интервью Илья Глазунов сказал, что он сомнительно относится к скульптору Вере Мухиной, так как она взяла идею « Рабочего и колхозницы» из римской скульптуры «Тираноубийцы».
И, видимо не случайно это всемирно известное и грандиозное сооружение, удостоившееся сталинской премии, художник написал в самом углу внизу картины на фоне пустыни Сахары, определив ей достойное место.
А ВОТ САМОГО ГЛАВНОГО ТИРАНА И УБИЙЦУ ХХ века - ГИТЛЕРА, унесшего более 20 миллионов человеческих жизней, он написал на почетном месте в самом центре полотна с нацисткой символикой над головой, ДА ЕЩЕ СТОЯЩИМ И ВОЗВЫШАЮЩИМСЯ НАД ГРОБОМ СТАЛИНА ,как над поверженной Россией.И вообще все это выглядит,как торжество фашизма.
И это тоже не случайно. Может, и Сталину отведена такая же роль в истории?
И это, по моему мнению КОЩУНСТВО по отношению к истории, и не только к истории России!
Да еще с такими веселенькими интермедиями, как сияющий и сидящий рядом с гробом Сталина Уинстон Черчилль и не грустный Франклин Рузвельт.
А сам гроб подпирает «Браденбургские ворота».
ОСТАЛОСЬ ТОЛЬКО НАПИСАТЬ ГИТЛЕРА В МАВЗОЛЕЕ И ЛЕНИНА С ФИГОЙ, И БУДЕТ ПОЛНАЯ М И С Т Е Р И Я !

***

Как еще художник не усадил всех покойничков(царствие им небесное) за один праздничный стол нос к носу.
И эту картину написал не какой-то там зарубежный и начинающий художник, а наш русский художник, который считается одним из самых всемирно известных художников России ,любящий Россию ,и старающийся занять достойное место в истории живописи и нашей страны.
Недалеко от Гитлера стоит Ленин, высоко подняв руку, и возвышаясь над всеми,с ораторским искусством призывает к строительству социализма и светлого будущего коммунизма.
ТОЛЬКО ДЛЯ КОГО ОН ПРОИЗНОСИТ РЕЧЬ В ЭТОМ ТЕМНОМ И МЕРТВОМ ЦАРСТВЕ?
Может быть, для Якова Свердлова или Феликса Дзержинского или Льва Троцкого,или может, для императора Николая П или цесаревича Алексея?
А может быть, для стоящего за его спиной и глядящего на него Бенито Муссолини или самого Адольфа Гитлера?
Только вряд ли кто его услышит, и этот глас вопиющего большего подходит для пустыни Сахары, где уже находится великое творение Мухиной «Рабочий и колхозница»
А ,МОЖЕТ ,И ВСЕЙ ЭТОЙ МИСТЕРИИ САМОЕ МЕСТО В ТОЙ ЖЕ САМОЙ ПУСТЫНЕ С ЗАВИСШИМ НАД НЕЙ ГРИБОМ АТОМНОГО ВЗРЫВА?

***

Следующей интермедией на тему трагедии является оскалившийся в улыбке Джон Кеннеди, находящийся под оптическим прицелом И это то же самое, что написать революционера Баумана, едущего в пролетке, и бегущего за ним с убийцу с топором в руках. Но, слава богу, на этот раз обошлось без топора, хотя это- один предметов, часто встречающихся на картинах Глазунова.
В следующей интермедии Альберт Энштейн с высунутым языком и выпученными глазами.
И как бы ни изображали его в учебниках, он получил Нобелевскую премию не за обезьяньи гримасы и ужимки.,хотя он и оказал медвежью услугу всему миру своими открытиями.
Более безобидно выглядит размахивающий руками и разглагольствующий Никита Хрущев. Наверное, убеждает всех в пользе кукурузы.
Террорист устроился между рок- музыкантом и Битлз.

***

И КОГО ТОЛЬКО НЕТ В ЭТОМ ПОДЗЕМНОМ ЦАРСТВЕ!
И Лев Толстой, и Горький ,и Маяковский с папиросой в зубах, и Че Гевара, Махатма Ганди, и Поверженный герой (Пергамский алтарь),и космонавты, И ДАЖЕ ПАПА ИОАНН ХХIII!
И даже никак не обозначенные,.но опознанные головы по типу - написать врага в образе Иуды,а еще лучше всунуть его фигуру в самую гущу покойничков плечом к плечу.
ЗАТО «ЧЕРНОМУ КВАДРАТУ» К. Малевича САМОЕ МЕСТО В ЭТОМ ТЕМНОМ ЦАРСТВЕ!

***

Танцующие колхозницы(вместо того, чтобы зарабатывать трудодни), ансамбль песни и пляски Советской Армии, пригорюнившийся и задумчивый Чарли Чаплин, Пикассо, как моряк в полосатой тельняшке и приветливо улыбающийся Мао Цзедун - это еще куда ни шло.
И совсем безобидно на всем этом фоне выглядит символ «Плейбоя» - голова зайчика с ушками и сверкающий своими голыми выпуклостями стриптиз.
А вот выпучившего от напряжения глаза Луи Армстронга , дующего в трубу, мне почему-то жаль. СПАЛ БЫ СЕБЕ СПОКОЙНО!
И в самом углу внизу картины, в противовес социализму,выступает « Week- end», КАК ТОРЖЕСТВО ЗАПАДНОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ с его роскошью, красотками и лимузинами.

***

Над современным городом летает голубь мира и недалеко от него над пустыней Сахарой атомный взрыв.
И над всем этим парит Иисус Христос в белом одеянии,благословляя с высоты небес все это безобразие
И ЛИШЬ ТОЛЬКО ОДИН СФИНКС СТОИТ ВЕЛИЧЕСТВЕННО ,БЕЗМОЛВНО И РАВНОДУШНО КО ВСЕМУ ПРОИСХОДЯЩЕМУ.
СТОЛЬКО ВСЕГО ОН УЖЕ ПОВИДАЛ НА СВОЕМ ВЕКУ!
И ТОЛЬКО ОН ОДИН МОЖЕТ НЕ ВОЗОПИТЬ ОТ ВСЕЙ ЭТОЙ ТРАГЕДИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, ПРЕВРАЩЕННОЙ В ФАРС!!!
И от такого веселенького оптимизма на фоне трагедии хочется плакать, а не смеяться.
И ЭТО УЖЕ НЕ СРЕДНЕВЕКОВЫЕ СТРАСТИ И ДРАМЫ!

***

Падение Империи, руины Европы, уничтожение религии, развал социализма, мяч, символизирующий земной шар, загоняемый в ворота нищеты,безысходности,насилия,убийства,грабежей,сексуальной революции и разврата, бездуховности, терроризма и угрозы ядерного взрыва и многие другие катаклизмы!
И над всем этим Ника Самофракийская- символ вечного неба.
И, чтобы сохранить этот символ и чистое небо над головой и символ мира, не оказавшись вновь на стадии эмбриона в пустыне ,и чтобы не было трагического исхода и не дожить до конца света, мы должны воспринимать эту МИСТЕРИЮ НЕ КАК ДРАМУ,А КАК ТРАГЕДИЮ,ГРОЗЯЩУЮ ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ,и вновь обрести духовные и культурные ценности, уважать и сохранять свою историю,(не пытаясь трактовать исторические события и роль личностей в истории по своему усмотрению), и идти своим собственным путем развития, опираясь на накопленный опыт, исходя из культурного и исторического наследия нашей страны ,не подражая Западному образу жизни.

ВОТ ТАКАЯ ВОТ «ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ»! ВОТ ТАКАЯ ВОТ МИСТЕРИЯ!!!

Материалы взяты с сайта www.journalist-pro.com

2.

ФЕНОМЕН ИЛЬИ ГЛАЗУНОВА

Дата публикации: 29 июня 2004

Автор: Дмитрий ХМЕЛЬНИЦКИЙ

В начале восьмидесятых, в золотой ещё век застоя, я помянул в статье для московской газеты «Архитектура» творчество Ильи Глазунова как пример китча в живописи. Редактор, покойный ныне Вадим Бузычкин, всегда смелый, даже безрассудно смелый по тем временам, фразу вычеркнул. - Почему? - спрашиваю. - Ты когда-нибудь бешеного слона видел? Он сюда придет - ни тебя не будет, ни меня, ни редакции.

Такой фантастической репутации не было ни у кого из русских живописцев. И даже ни у кого из советских. В 60-70-80-е годы Глазунова дружно ненавидели коллеги-профессионалы, и художники, и искусствоведы. Причем все, и правые, и левые. И функционеры Академии Художеств, и гонимые авангардисты. Непрофессионалы-интеллигенты ненавидели тоже. Публика - или, скажем, массовая публика - боготворила. До сих пор помню очередь, вьющуюся кольцами вокруг ленинградского Манежа на его выставку. Феерическое зрелище. Периодически разыгрывались полускандальные, полурекламные кампании с антисоветскими полотнами Глазунова, вроде «Мистерии XX века». На одном холсте пор-теры Гитлера, Солженицына, Ленина, картину с треском снимают с выставки, а автор едет за границу писать Индиру Ганди или Папу Римского. Любопытно, что при этом недоброжелатели и почитатели существовали как бы в разных культурных пространствах не пересекаясь. Не возникало - да и сейчас не возникает - повода для дискуссий. Как будто и спорить не о чем. Для восторженных авторов фильмов, статей и предисловий Глазунов - естественная вершина развития русской живописи. Недоброжелатели же - и в этом я неоднократно убеждался - часто просто отказываются говорить о нем. И так все ясно. А если и говорят, то грубо. И не о живописи, а о самом Глазунове.
Интересно все-таки попытаться распутать клубок брезгливого недоброжелательства, связанного с именем Мастера. Его репутация состоит как бы из нескольких слоев. Первый слой, определяющий эмоции просвещенной публики - это настойчивые слухи о компрометирующих связях Глазунова еще со студенческих времен. Связях, обеспечивающих его карьеру. Косвенных доказательств тут - хоть пруд пруди. Иметь в течение брежневских десятилетий возможность уничтожить любого критика, устраивать наглые антисоветски-религиозные эскапады одновременно с выставками в лучших залах страны - и не иметь при этом интимных связей с компетентными органами, будь то КГБ, ЦК, Политбюро или любая другая подобная чертовщина - может какой иностранец простодушный в это поверит - мы нет. И за меньшие грехи людей со света сживали. Впрочем, сегодня это уже не суть важно. Может раньше имел - а сейчас не имеет, нужда отпала. Все-таки славу себе Глазунов создал как живописец. Итак, о живописи.
В восьмидесятые годы по рукам ходила замечательная, самиздатс-кая, разумеется, статья Марии Чегодаевой, называвшаяся, кажется, «Феномен Глазунова и китч в современной советской живописи». Автор спокойно доказывала, что Глазунов сам по себе интереса не представляет, он не более чем эпигон русской живописи 19 века, причем эпигон не слиш­ком умелый и вполне бездарный. А популярность его объясняется тем, что советская публика и советская живопись, наконец, доросли до китча. Так что интересен не Глазунов, интересно общество, в котором он - гений.
Действительно, генезис советского китча - отдельная большая тема. В конце семидесятых меня пригласили на одну конспиративную квартиру в Ленинграде, на подпольную выставку живописи. Гвоздем ее были картины молодого, но уже умершего, кажется, к тому времени художника Александра Исачева. Религиозные сюжеты - простертые руки, закатившиеся глаза, отверстые раны, капли крови и пота - все выписано старательно и очень натуралистично. Как в жизни. Масса искреннего религиозного чувства - и никакой художественной культуры. Вполне респектабельная публика реагировала на эти олеографические сласти с восторгом. Сейчас Исачев стал знаменит. Не так как Глазунов, но все-таки.
Объяснить это можно только общей культурной деградацией. Россиискую публику отучили от вкуса, как крестьян от земли. Лет сто назад, во времена естественного, а не вновь приобретенного христианства и непрерванных художественных традиций тоже писались религиозные сюжеты. Но за спиной Крамского и Ге стояла Императорская Академия Художеств, стояли Александр Иванов, Брюллов. Олеография знала свое место. Сейчас за спиной Глазунова - пустота и тень его учителя Иогансо-на. А перед ним -девственная публика, верящая в колдунов и Кашпиров-ского. Ей можно ввернуть все, что угодно.
На ретроспективных выставках хорошо видно, как молодой художник перепробовал все направления, появившиеся со времен оттепели в советской живописи, пока не остановился на своем стиле, легко узнаваемом и очень нетрудоемком. Сладкие псевдоиконописные лица, туманные глаза в пол-лица, воздетые руки, сияния, безвкусно раскрашенные многофигурные композиции с лицами, откровенно срисованными с фотографий,-то ли плакаты, то ли комиксы, то ли хоругви. Вся эта клюква при том чрезвычайно многозначительна и патетична. Тут тебе и религиозная символика, и славное прошлое России, и злодеи, и гении, и звезды, и свастики - все, что может возбудить и без того взбаламученную перестройкой психику российского жителя. Правда, в грандиозных композициях последних лет появилась несвойственная ему раньше тщательность проработки. Что подтверждает слухи - опять слухи! - что Мастер руководит сейчас целой группой подмастерьев.
Впрочем, нельзя сказать, что Глазунов ничего не дал русской живописи. Напротив, его вклад громаден и значителен, эпохален. И вот почему.
Предшественники Глазунова, и приличные, вроде Самохвалова и Дейнеки, и совсем прожженные, вроде Александра Герасимова или Налбандяна, всегда испытывали - в силу своей образованности - некоторую внутреннюю раздвоенность. Ощущали несовпадение между приходящим сверху «социальным заказом» и усвоенными во время обучения художе­ственными традициями и навыками. Власть - а наверху сидели люди простые - требовала агиток, а академики пытались при этом - в меру сил и представлений - еще и пластические задачи решать, то есть живописью заниматься. Этот комплекс ощущается почти у всех.
Так вот, Глазунов его лишен начисто. Он принес в русскую живопись то, чего безуспешно добивались от нее теоретики и идеологи соцреализма. Он дал ей вульгарность. Живопись Глазунова вульгарна со всех точек зрения: прямолинейно вульгарны его сюжеты, вульгарен стиль - многозначительно-слащавый, вульгарен метод - примитивно-компилятивное перерисовывание чужих композиций и фотографий. Полотна Глазунова о-о-чень красивы, идеологически насыщены, понятны всем и зовут к борьбе. Они полностью свободны от совести и вкуса. Можно сказать, что его творчество - это полная и окончательная, хотя и слегка запоздалая, победа соцреализма Впрочем, может и не запоздалая вовсе. Может быть, на роду было соцреализму написано, что его стиль и метод обретут истинное воплощение в сочетании не с коммунистической идеологией, а с национал-патриотической.
Тут мы касаемся еще одного слоя глазуновской репутации. Президент Российской Академии Художеств - один из безусловных лидеров русского национал-патриотического движения. Его творчество по существу лишь иллюстрация взглядов. А взгляды - замечательные. Еще четверть века назад критик В. Шитова, анализируя выпущенную молодым Глазуновым автобиографическую книгу, определила взгляды маэстро как шовинистические. Об этом, правда, тогда никто не узнал. Статью удалось напечатать только в 1990 году в журнале «Искусство кино». А недавно мне попалось в руки постперестроечное интервью Глазунова сыктывкарской газете «Красное Знамя». Газета отрекомендовала Мастера как монархиста, исповедующего идею русской соборности и пишущего в стиле «эмоционально-философского реализма». На вопрос корреспондента: «Как в наше смутное время человеку не сбиться с дороги добра, не дать свече погаснуть?» - эмоциональный реалист отвечает: «Когда Понтий Пилат спросил Христа, что есть истина, Христос промолчал. Я не могу давать советов ... Но сегодня... когда идет расчленение трупа некогда великой России, мы тем более должны служить добру...».

Расчленение трупа, надо думать, это распад империи. А служить добру, значит распада не допускать. Мастер полагает, что Россия до революции была «самой сильной, самой передовой, самой богатой и культурной державой..., единственной страной, не знавшей колоний - мы не торговали чукчами, как Америка неграми. Все добровольно шли, просились под нашу корону - и грузины, и армяне, и украинцы ... мы всегда несли свет и просвещение. И важно продлить традиции великого русского начала».
Последняя фраза звучит довольно зловеще. Как всегда у патриотов, набор шовинистских клише не рассчитан ни на какое обсуждение. Не объяснять же, в самом деле, человеку с высшим, пусть и художественным образованием, что все он врет, что и колонии были, и рабовладение, и кто кого просвещал еще неизвестно, и кого только при этом не завоевывали, так что от кое-кого и следа не осталось. Типично для национал-патриотов также соединение русского шовинизма с демонстративным православием, то есть «православие» без христианства.
Свои художественные вкусы маэстро тоже объясняет причинами религиозными. Современное искусство считает победой сил сатаны: «Чернобыльские катастрофы уничтожают Божий мир, культуру - антимир. Когда Пикассо рисует на заду нос, а ухо под мышкой, это тоже революция против красоты Божьего мира, потому что человек есть образ и подобие Божье... Все это насилие над природой и есть дыхание апокалипсиса» - заканчивает Глазунов. Так что, «философско-эмоциональный реализм» есть единственно верный художественный метод.
Попробуйте оспорить. Только теперь историю искусств придется объяснять, и с самого начала. Оттого и нет желающих дискутировать с Глазуновым и о Глазунове. Имя громкое, слава всемирная, личность глобальная, а говорить не о чем. Плохой художник и примитивный шовинист. Остается только ругаться. Или смеяться. Кому что нравится.

Материалы взяты с сайта http://den.olgin.ru/


Tags: искусство, критика, либералы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments