harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Коммунистические методы пыток в солнечной Абхазии в 1938 г.

Оригинал взят у stanislav_spb в «Практика репрессирования в чрезвычайно-извращенных формах»

repressions




Письмо М.Н. Салии И.В. Сталину
«о безобразиях и кошмарных действиях»
органов НКВД Абхазии

3 августа 1938 г.


г. Сухуми


ДОРОГОЙ ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ!


Не могу не сообщить Вам о тех безобразиях и кошмарных действиях органом НКВД Абхазии1, которого видел лично я, правда, написав я об этом, я рискую жизнью, но я это пишу в честь справедливости и человеколюбия.


Арестовывается какой-нибудь гражданин по доносу, якобы он контрреволюционер и ему предлагается обвинение, что он контрреволюционер и когда человек начинает оправдываться и отказывать[ся], то к нему применяется так называемая «репрессия». Существуют разного вида «репрессии»: первый — раздевается человек совершенно голым и кладется на пол, приходят «бойцы» с кнутами в руках, человек 4, и начинают избивать, битва продолжается до потери сознания жертвы, дается ему передышка минут пять, ибо и «бойцы-же» устали от битвы, дается жертве в нос нашатырный спирт, [чтобы] он очнулся, тогда обливается все тело водой и начинают опять бить четыре человека со всей силой, человек издает звуки не человеческого голоса, умоляет, он не виновен, но они неумолимы. Вторично потеряв сознание, человек лежит без памяти, «бойцы» поговаривают «ох мерзавец, симулирует». Запихивается ему рот бумажками или тряпкой и продолжают бить до тех пор, пока он не скажет, что он контрреволюционер. После 4-5 часов избивания арестованный отводится в камеру, здесь он застает кошмарную картину, лежат «репрессированные» от ударов кнута, мясо из тела вырваные начали гнить, тут мухи роем сидят на изорванные тела человека, тут ужасный запах от сгнивших заживо людей, жара невыносимая, негде сесть в камере, 12 кв[адратных] метров, сидят человек 18-20. Нужно быть поэтом, чтобы описать этот ужас.


Таких «репрессий» производят над невинным человеком, пока он «сознается», сеансов 10, а иногда 18 раз, я помню инженер связи Абхазии ДЖОДЖУА репрессировался 20 раз, он не мог ходить, но его волокли.


Человек, кто бы то он ни был, он такое телесное мучение не может перенести и если даже о к[онтр]р[еволюции] ничего не знает, то начинает сочинять, ибо ему «следователь» говорит все-равно будешь умертвлен под палкой, пока не скажешь как вел контрреволюционную и вредительскую работу, а когда скажешь, мы тебя не расстреляем, а дадим лет 10 и будешь работать в лагере.


Человек видит, что он должен погибнуть, умереть под кнутом, ибо он видел таких случаев немало, он решает сочинить неправду правдоподобным и говорит — да я контрреволюционер и вредитель, а фактов документальных не требуется, ибо человек сам говорит, что он вредил, чего больше лучшего доказательства, «сам признался». Но теперь ему говорят — кого же ты завербовал. А на это нетрудно ответить, мало что ли знакомых у человека: Иван, Петр и т. д., должен выдать человек 5-6, иначе он врет, ему никто не поверит и еще начнут его избивать. Новые жертвы арестованы и уже их репрессируют, но люди не знают что сказать, а то готовы все выложить, тогда следователь делает «снисхождение», устраивает очную ставку, приводят «вербовщика» и он нагло (боясь репрессии) начинает подтверждать первое свое показание, его моментально уводят, а этих начинают лупить и они в конце концов, после многих сеансов репрессии, соглашаются.


Но перед ними ставится вопрос «кого же завербовали», и они в свою очередь выдают по 2-3 человека и таким образом идут бесконечные аресты и издевательства над живыми, честными, преданными людьми.


Благодаря такого бесконечного вредительства по кадрам арестовано из Ткварчельского рудника им. Сталина преданных рабочих партийных и б[ес]/партийных свыше двухсот человек кадровых шахтеров со стажем более 20-30 лет, не считая инженерно-технических работников, я не скажу, что из арестованных все правы, но должен сказать, очень малый % виновных, я со всей ответственности заявляю. Я Вам приведу ряд примеров, которых я лично видел: гр[ажданин] КАШУГОГЛЯН (по национальности армянин) из Эривани ехал в командировку в Одессу, по разрешению Совнаркома и т. д. В Сухуми он должен был проехать и захватить какие-то части машин, на поезде из Тбилиси он едет в мягком вагоне и рядом в купе с ними один из работников Абхазской НКВД КАРВАНОПУЛО. Приехав около Гульрипши, КАШУГОГЛЯН начинает пальцем показывать одному рабочему из Баку, едущему на отдых в санаторий им. Ленина в Гульрипши, место расположения этого санатория из поезда, ибо рабочий не знает, он первый раз.


По приезде поезда в г. Сухуми гр. КАШУГОГЛЯН арестовывается и подвергается к пыткам, якобы он «шпион», он пальцем показывал месторасположение «санатория Гульрипши» неизвестному гр[ажданину]. И таких случаев сотни.


Гр. УТУДЖАН, партиец, был арестован как «шпион», подвергался репрессии восемь раз, впоследствии сознался и выдал своих братьев, которых тоже изъяли. Но УТУТДЖАН говорил — я все равно коммунист, то что я говорил, это неправда, меня заставили сказать под ударами кнута, так неправду заставить говорить можно любому человеку.


Сколько молодых инженеров — коммунистов погибли и пали жертвой «репрессий», например инженеры ГУДАВАДЗЕ, ЧАЧУА, ЖУКОВ, НИКУРАДЗЕ, МИНЫХИН, СИМАКОВ и масса других, фамилию которых не припоминаю.


Были арестованные, которых я видел, колхозники, которые попались за то, что критиковали председателя колхоза за его неверную работу, у колхоза «Охали-Шара» кукурузы имелось 500 тонн, а у колхозников кукурузы не было и вынуждены были из деревни ехать 15-20 к/метров, чтобы купить хлеба, и возвратившись, работать должны были в колхозе, потеряли целые дни. А когда указали предколхоза, что он неправильно делает, то он подал на них, что они «враги народа», и несчастные люди, а именно: ДЖИКУЯ, ОХАЛАЯ и др. терпели телесные мучения и в свою очередь указывали на ими якобы «завербованных» людей.


У меня очень много фактов и более сер[ъ]езных, но все писать здесь нет возможности, если мое письмо попадет в органы НКВД, я буду уничтожен якобы за клевету.


Массу неопровержимых фактов я имею, которое требует именно Вашего вмешательства, ибо аресты не прекращаются, а все углубляется, противников Советскому Союзу наживают искусственно, родители арестованных арестовываются как неблагонадежные, их квартиры и домашние вещи конфисковываются, а обыватели [от] этого ужаса возмущаются, но сказать ничего не могут, боятся ареста.


Я это Вам пишу не с целью того, что я именно преследую защиту интересов может быть арестованных моих близких родственников. Никто из моих родственников, даже однофамильцев не сидят и не арестовывался.


Прошу Вас вызвать меня для более яркого объяснения всего существующего у нас, и в результате по дополненным мною материалам делать вывод. К тому времени я подготовлю кроме имеющегося у меня по всем отраслям вредительства по кадрам.


О себе сообщаю, что я член комсомола с 1923 года, 1908 года рождения, уроженец Абхазии.


Проживаю в г. Сухуми, ул. Фрунзе, 16, кв. 13.


Салия Михаил Несторович


г. Сухуми


1938 г. 3 августа


Верно: подпись


Архив МВД Грузии, 1-й отдел. Ф. 6. Д. 5520. Том 1. Л. 28-30. Машинописный текст. Оригинал.





ПРИМЕЧАНИЕ

1 Все выделенные части текста подчеркнуты красным и синим карандашом.





Докладная записка заместителя
наркома внутренних дел Грузинской ССР М.М. Гвишиани
наркому внутренних дел ГССР С.А. Гоглидзе
о безобразных методах, применяемых аппаратом НКВД Абхазии
в следственной работе

10 октября 1938 г.


Сов. Секретно


НАРКОМУ ВНУДЕЛ ГРУЗ. ССР


Комиссару Государственной Безопасности 2-го ранга


тов. ГОГЛИДЗЕ


Докладная записка


Согласно Вашего предложения, мною, совместно с Пом. Нач. 4-го отдела УГБ НКВД ГССР — т. САВИЦКИМ была произведена проверка заявлений арестованных БАРЦИЦ, МИТРОФАНОВА и ШЕМАДОВА, а также заявления гр-на САЛИЯ Михаила Несторовича о безобразных методах, применяемых аппаратом НКВД Абхазии в следственной работе.


В результате этой проверки нами установлено следующее:


КАРЦЕР


Во внутренней тюрьме НКВД Абхазии распоряжением т. ПАЧУЛИЯ в начале 1938 года был создан карцер, путем соответствующего оборудования железо-бетонного помещения, ранее служившего резервуаром для стока и хранения дождевой воды.


В стене этого помещения на некоторой высоте от пола была пробита дверь, а затем налита вода уровнем до 20-ти сант[иметров].


Постоянный уровень в карцере поддерживался систематической подливкой воды через специально протянутый от водопроводного крана шланг. Сам карцер представляет из себя небольшое низкое помещение, без окон с зацементированным полом. Никаких предметов в карцере нет.


Этим карцером оперативный состав НКВД Абхазии широко пользовался как средством к получению признаний от арестованных.


Если в первый период времени /весьма незначительный/ для заключения в карцер того или иного арестованного требовалась санкция от Наркома, или-же его Заместителя, то в последующем сложилась такая система, при которой любой оперативный работник мог отдавать распоряжения сотрудникам внутренней тюрьмы о помещении арестованного в карцер без ограничения сроков.


Такие распоряжения, как правило, отдавались в устной форме. Никакого учета арестованных помещенных в карцер не существовало.


Режим содержания арестованных в карцере установился следующий:


Арестованный совершенно раздевался и весь период своего заключения в карцере на оправку не выводился, отправляя свои естественные потребности прямо в воду, в которой сам-же находился.


Наряду с этим, оперативные работники НКВД Абхазии — /ГРИГОРИАДИ, СЕРЕБРЯКОВ/ в отдельных случаях давали указания Комендатуре о лишении заключенного в карцер арестованного пищи и воды. В таком положении арестованные находились в карцере по 3-4 дня и больше /БАРЦИЦ, ШЕМАДОВ и др./.


Сроки содержания в карцере никем не ограничивались и некоторые арестованные находились в нем свыше 20-ти суток /арестованные ГОТЛИБА, МАЛЫГА и др./, что в итоге влекло за забой тяжелые заболевания нижних конечностей.


Совершенно не исключалась возможность и смертельных исходов при заключении в этот, так называемый, «водяной карцер», т. к. если арестованный потеряет сознание и упадет, то он наверняка захлебывался водой.


Как мною уже было отмечено выше, этим карцером широко пользовался весь оперативный состав, причем т. ПАЧУЛИЯ сам нередко настаивал на более интенсивном использовании его, как средства к получению признаний от арестованных.


РЕПРЕССИИ


Наряду с карцером, в аппарате НКВД Абхазии в целях получения признаний от подследственных арестованных, широко применялись самые разнообразные и ухищренные способы репрессирования. переходящие в прямое издевательство, а у некоторых опер, работников, принявшие форму садизма.


Наибольшей изобретательностью в этом направлении отличались сотрудники НКВД Абхазии СЕРЕБРЯКОВ и ГРИГОРИАДИ.


В результате этих репрессий имел место ряд смертных исходов /по объяснению т. БЕЖАНОВА от репрессий умерло восемь арестованных/ и тяжелые увечья у некоторых арестованных.


Репрессии арестованных проводилось, как правило, с санкции Наркома — т. ПАЧУЛИЯ, или-же его заместителя т. БЕЖАНОВА. Однако, когда в отсутствие т. ПАЧУЛИЯ и БЕЖАНОВА их замещал Нач. 4-го отделения — т. АБАЗОВ, он также практиковал дачу санкций на репрессирование арестованных.


Наконец, некоторые опер. работники /ГРИГОРИАДИ/, применяли репрессии без санкции руководства НКВД Абхазии, объясняя это тем, что тов. ПАЧУЛИЯ «разрешил применять репрессии без получения от него, в каждом случае, санкции в отношении лиц, проходящих по показаниям, как члены контрреволюционных формирований».


Способы репрессий применявшихся аппаратом НКВД Абхазии — можно подразделить следующим образом:


1. Арестованных били — палками, резиной от авто-покрышки, скрученной веревкой, ножкой от венского стула и т. д. Характерно то, что Начальник 3-го отделения ГЕРАСИМОВ сидя на стуле допрашивал арестованного, затем из того же стула вынимал ножку. избивал арестованного и потом вставлял ее обратно в стул.


2. На арестованных одевались меховая шапка с наушниками, меховая куртка, сверху шуба, затем валенки и в руки давались тяжести — чемоданы с кирпичами, или-же камнями, причем — эти чемоданы, дабы арестованный их не мог опустить на пол, привязывались к кистям рук. Некоторым арестованным в одну руку давался чемодан, привязанный к кисти, а другая рука также за кисть подвязывалась к гвоздю прибитому к стене на высоте человеческого роста с вытянутой рукой. Этим достигалось такое положение, при котором арестованный держа тяжесть в одной руке, не мог опуститься на пол.


3. Арестованных заставляли заниматься, так называемыми, «физкультурными» упражнениями, а именно: стойка на одной ноге с поднятыми руками, частые приседания, стойка на руках у стены, стойка на голове, при которой арестованный припирался стулом к стене, при чем нередко все эти «упражнения» арестованный проделывал одетый в меховую куртку и шубу.


4. Арестованный перегибался на спином хребте на спинке стула и его били по натянутому животу стеклянной пробкой от графина /СЕРЕБРЯКОВ/.


5. Арестованным плевали в лицо и тушили об них папиросы /СЕРЕБРЯКОВ, ГОРБЕНКО/.


Интересно отметить, что некоторые оперативные работники /ГЕРАСИМОВ, СЕРЕБРЯКОВ, КОПАДЗЕ, СТРЕЛЬЦОВ/ в процессе репрессии инсценировали приход «прокурора», роль которого играл какой-либо из сотрудников. Этот «прокурор» первоначально вступал в беседу с арестованным, а в заключение избивал его и принимал активное участие в дальнейшем репрессировании.


В ряде случаев, непосредственное участие в репрессировании арестованных принимали, как тов. ПАЧУЛИЯ, так и тов. БЕЖАНОВ. В частности последний, без всяких санкций, избил в своем кабинете арестованного за уголовное преступление сотрудника милиции СУШКОВА.


Отдельные опер. работники — /СЕРЕБРЯКОВ/ отмечают факты, когда тов. ПАЧУЛИЯ отдавал распоряжения о репрессировании вновь арестованного до заключения его в камеру /арестованный ХАСАЯ/ и применения репрессий в отношении отдельных арестованных без допроса.


Применение репрессий в аппарате НКВД Абхазии практиковались в очень широких размерах, причем этому способствовало то обстоятельство, что сам тов. ПАЧУЛИЯ на опер. совещаниях настаивал и указывал на необходимость более интенсивного и решительного репрессирования арестованных. Эти указания подвинчивали опер. работников НКВД Абхазии к введению практики репрессирования в чрезвычайно-извращенных формах.


[ ... ]


На основании всего изложенного, считаю необходимым провести следующие мероприятия:


1. Тов. ПАЧУЛИЯ освободить от должности Наркома Внутренних Дел Абхазии и


2. На ряд опер. работников наложить административные взыскания по Вашему усмотрению, с отозванием из НКВД Абхазии товарищей ДЕНИСОВА, ГРИГОРИАДИ и СЕРЕБРЯКОВА.


ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАРКОМА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ


ГРУЗ[ИНСКОЙ] ССР


ГВИШИАНИ /подпись/


10 октября 1938 г.


г. Тбилиси.


Архив МВД Грузии. 1-й отдел. Ф. 6. Д. 5520. Том 1. Л. 15-24. Машинописный текст. Оригинал.



Публикация подготовлена по материалам издания:

Большевистский порядок в Грузии. В 2-х томах. Том 2: Документы и статистика / составители Марк Юнге, Бернд Бонвеч. — М.: АИРО-ХХI, 2015.




Власть рабочих и крестьян?
О запрещении пыток и фабрикования дел в СССР - Приказ Берии 1953 г.
Процедура исполнения смертных приговоров в 1920 - 1930-х годах
http://oboguev.livejournal.com/2291759.html
Tags: гулаг, коммунисты, советская власть
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments