harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Category:

Анонимный профессор в США:Я либеральный профессор и мои либеральные студенты вызывают у меня ужас»

Оригинал взят у rigort в Анонимный профессор в США:Я либеральный профессор и мои либеральные студенты вызывают у меня ужас»
Оригинал взят у dburtsev в Анонимный профессор в США:Я либеральный профессор и мои либеральные студенты вызывают у меня ужас»
В колледжах и университетах США происходит нечто странное. Из ничего вырастает новое движение, не имеющее цели и подпитываемое самими студентами; и цель этого движения — изгнать с кампусов слова, идеи и концепции, которые могут вызвать дискомфорт или кого-нибудь оскорбить. В прошлом декабре Дженни Сук опубликовала статью на сайте The New Yorker, в которой рассказала, как к ее коллеге в Гарварде, профессору юриспруденции, обратились студенты; они просили не рассказывать про законы об изнасиловании (а однажды даже потребовали не употреблять слово «насилие», даже в контексте «нарушение закона»), так как это может огорчить некоторых из учащихся...
В июне анонимный профессор опубликовал в Vox эссе о том, как осторожно ему приходиться преподавать. Под таким заголовком: «Я либеральный профессор и мои либеральные студенты вызывают у меня ужас». Несколько популярных комиков, включая Криса Рока, больше не выступают на университетских кампусах (см. статью Кейтлин Фланаган в нашем издании). Джерри Сайнфелд и Билл Мар публично высказались по поводу чувствительности нынешних студентов — по мнению комиков, учащиеся сегодня не понимают шуток.

За короткое время из небытия в ежедневный словарь студентов перекочевали два термина. «Микроагрессии» — мелкие действия или слова, не имеющие под собой желания оскорбить человека, но воспринимающиеся как вид насилия...
«Предупреждение о триггерах» (trigger warnings) — это некие предупреждения, которыми профессора должны предварять разговор о вещах, могущих вызвать сильный эмоциональный отклик у студентов. К примеру, некоторые студенты потребовали снабжать такими предупреждениями книги вроде Things Fall Apart Чинуа Ачебе (так как в книге есть описания расового насилия) и «Великого Гэтсби» Фрэнсиса Скотта Фицджеральда (так как в произведении присутствует мизогиния и сцены домашнего насилия)...
Часть происходящего в последнее время на кампусах выглядит откровенным абсурдом. В апреле студенты Брандейского университета азиатского происхождения устроили на ступенях университета инсталляцию с целью ознакомления учащихся с примерами микроагрессии, с которой сталкиваются азиаты. В качестве примера таких микроагрессий использовались фразы вроде «Разве ты не разбираешься в математике?» и «Мне всё равно, какой расы человек». Но инсталляция вызвала неудовольствие другой группы азиатских студентов, посчитавших микроагрессией уже ее саму. Ассоциация азиатских студентов демонтировала свою инсталляцию, а ее президент послал всем учащимся университета электронное письмо, в котором извинился перед всеми, «для кого рассказ о микроагрессиях стал триггером и кого оскорбил».
Новые порядки понемногу превращаются в закон; все это сильно влияет на то, что можно говорить на занятиях — даже в порядке обсуждения. В течение 2014–15 учебного года деканам 10 школ, входящих в структуру Калифорнийского университета, на тренингах приводили примеры микроагрессий, которых нужно избегать. Среди оскорбительных заявлений были фразы «Америка — страна возможностей» и «Я считаю, что работу должен получить наиболее квалифицированный соискатель»...
Нынешняя университетская культура, цензурирующая речь и карающая говорящих, вбивает в головы людям мыслительные паттерны, удивительно напоминающие паттерны, приводящие к депрессии и повышенной тревожности. Попытки защитить разум студентов вполне могут повредить ему...
По определению Бернса, «эмоциональное мышление» — это когнитивное искажение, из-за которого «человек полагает, что его негативные эмоции отражают реальность. „Я чувствую, следовательно, это правда“»...
Эмоциональное мышление — настоящий бич кампусов. Обвинение в «оскорбительности» — не просто заявление о том, что ты оскорблен. Это публичное обвинение говорящего в неком объективно неправильном поступке, требования извинений от оскорбителя и призыв к власти наказать преступника...
В 80-х года университетские кампусы начали попытки ограничить любую форму разжигания розни — особенно направленную против женщин и меньшинств. Мотив этих действий, конечно, достоин уважения — но сами действия привели к абсурдным результатам...
Право не быть оскорбленным провозглашали все чаще — и университеты старались эти требования исполнить. К примеру, в 2008 году Университет Пердью в Индианаполисе признал белого студента виновным в расистских действиях за чтение книги Notre Dame vs. the Klan. Книга в самых почтительных тонах рассказывала о том, как студенты противостояли Ку-Клукс-Клану, в 1924 году пытавшемуся оккупировать колледж Нотр-Дам. Тем не менее фотография собрания Клана на обложке оскорбила коллегу студента (он подрабатывал уборщиком) — и этого было достаточно, чтобы Управление по компенсирующим действиям (Affirmative Action Office) университета признал его виновным...

В прошлом году Университет Св. Фомы в Миннесоте отменил мероприятие, носящие название «Hump Day» — на празднике можно было погладить живого верблюда. Студенты создали группу в Facebook, где ругали праздник за издевательство над животными, пустую трату денег и оскорбление чувств жителей Ближнего Востока. При этом устроители Hump Day наверняка вдохновлялись популярным в то время рекламным роликом, в котором верблюд, работающий в офисе, бездельничал и радовался среде (Шутка в том, что американцы иногда зовут среду hump day, «день-горб». В смысле, середина недели; если ее перевалить, до выходных остается всего два дня. — прим. пер.). Никакого отношения к Ближнему Востоку ролик не имел. Тем не менее группа студентов, организовавшая праздник, на своей странице в Facebook объявила об отмене мероприятия, так как «программа праздника вызвала раскол, а сам праздник бы создал неуютную и, возможно, небезопасную среду на кампусе»...
Федеральный закон о борьбе с дискриминацией регулирует вопросы активной дискриминации (harassment) и предвзятого отношения к студентам на основании их пола, расы, религии или национальности. До недавних пор Управление по гражданским правам Министерства образования признавало, что для возбуждения дела речь должна идти об «объективно разжигающей» деятельности — по крайней мере, она должна восприниматься как таковая «разумным человеком». Для того, чтобы стать причиной возбуждения дела, заявляло Управление в 2003 году, «недостаточно, чтобы речь выражала взгляды, использовала слова, символы и идеи, которые могут счесть оскорбительными лишь некоторые люди».
Но в 2013 году сотрудники Министерства юстиции и образования расширили понятие «сексуальное домогательство», включив в него устную речь, которая может быть просто «нежеланной». Боясь федерального расследования, университеты начали применять эту логику — уравнивание «нежеланной» речи и домогательства — не только в вопросах секса, но и в вопросах расы, религии и даже статуса ветерана боевых действий. Каждый теперь сам для себя субъективно определяет, были ли слова преподавателя или студента «нежеланными» и являлись ли они дискриминацией. Эмоциональное мышление теперь принимается в качестве доказательств...
Студенты требовали снабдить предупреждениями о триггерах множество книг, включая Mrs. Dalloway Вирджинии Вульф (Ратгерский университет, за «суицидальные мотивы») и «Метаморфозы» Овидия (Колумбийский университет, за «сексуальные домогательства»).
В эссе Дженни Сук в New Yorker описаны проблемы изучения законов об изнасилованиях в эпоху триггеров. По словам Сук, некоторые студенты настойчиво требовали у преподавателей не изучать проблему, тем самым пытаясь защитить себя и своих сокурсников от потенциальных негативных эмоций. По выражению Сук, «это примерно как будущие хирурги, которые поголовно боятся вида крови»...
В статье, опубликованной в прошлом году в Inside Higher Ed, семь профессоров гуманитарных наук писали, что движение, выступающее за введение trigger warnings, «уже произвело пугающий эффект на преподавание и педагогику». Авторы пишут, что их коллегам «поступают звонки от деканов и администраторов, расследующих жалобы студентов на содержание „триггеров“ в учебных материалах вне зависимости от того, были ли студенты предупреждены». По словам профессоров, trigger warnings «являются гарантией того, что студенты не испытают неожиданных неудобств — мало того, подразумевается, что если они их испытали, был нарушен некий договор». Когда учащиеся ожидают предупреждений перед любым неприятным материалом как данности, для университета легче просто не преподавать любую информацию, могущую оскорбить самых чувствительных из учеников...
К примеру, в 2013 году группа студентов Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе оккупировала класс во время лекции профессора педагогики Вала Раста. Группа зачитала коллективное письмо о враждебной к цветным студентам атмосфере, сложившейся на кампусе. Хотя имя самого Раста не упоминалось, группа довольно явно подразумевала, что его курс переполнен микроагрессиями. Дело в том, что проверяя правописание студентов, профессор Раст отметил ошибочное написание слова «indigenous» (туземный) — слово было написано с прописной буквы. Группа студентов утверждала, что исправив прописную букву на строчную, профессор совершил акт микроагресии против студентки и ее идеологии.
Даже шутки о микроагрессии воспринимаются как агрессия — и требуют наказания. Прошлой осенью студент Мичиганского университета Омар Махмуд написан фельетон для консервативной студенческой газеты The Michigan Review, высмеивающий желание увидеть микроагрессию в любом действии. Одновременно Махмуд работал в The Michigan Daily, газете кампуса. Редакторы Daily заявили, что Махмуд «высмеял опыт своих коллег по газете и меньшинств на кампусе», и это «создает конфликт интересов». Газета уволила Махмуда после того, как он описал случившееся в заметках на двух сайтах — The College Fix и The Daily Caller. Позднее группа студенток испачкала дверь Махмуда яйцами, сосисками и жевательной резинкой; прикрепили они и записки вроде «Все тебя ненавидят, жестокий ты урод»...
К примеру, в прошлом году администрация Колледжа Берген в Нью-Джерси отстранила от преподавания профессора Френсиса Шмидта после того, как он опубликовал в Google+ фотографию своей дочери. Девочка сидела в одной из поз йоги, на ней была футболка с фразой «Я возьму свое огнем и кровью» — цитата из сериала HBO «Игра Престолов». За два месяца до инцидента Шмидт подал жалобу против колледжа, так как не получил выходного. Администрация кампуса интерпретировала фразу на футболке как угрозу. По словам Шмидта, сотрудник безопасности колледжа на встрече профессора с администрацией заявил, что слово «огнем» имеет отношение к автомату Калашникова.
Можно вспомнить и затянувшееся на восемь лет судебное разбирательство в Государственном университете Валдоста в Джорджии; студент университета был отчислен, так как протестовал против строительства парковки и разместил на своей странице в Facebook «угрожающую» картинку. Студент назвал парковку «мемориальной» — это была шутка про то, что президент университета назвал постройку парковки частью своего наследия. Президент счел шутку угрозой своей жизни.
Неудивительно, что студенты ведут себя точно так же. В Университете Центральной Флориды, к примеру, в 2013 году был отстранён от преподавания Хён Иль Чон, инструктор по бухгалтерскому учету — его обвинили в угрозах во время урока. В интервью Orlando Sentinel Чон объяснил, что они проходили сложную тему и он заметил напряженные лица студентов. Поэтому он пошутил: «Вы выглядите, как будто вас эти вопросы медленно душат. Я прямо серийный убийца, да?»
После того как один из студентов подал жалобу на Чона, администрации университета пришло почти 20 электронных писем от других учащихся, заявлявших, что Чон очевидным образом пошутил. Тем не менее администрация потребовала от Чона письменное заключение от психиатра о том, что «он не представляет угрозы для себя или других», прежде чем восстановить его в должности...
Попытки защитить молодых людей от слов, идей и людей, которые могут причинить им эмоциональные неудобства, лишь вредят студентам. Из них выходят плохие работники, вечно подающие в суд, когда их ожидания психологического комфорта не оправдываются. Они вредят и американской демократии, уже парализованной глубоким идеологическим разломом. Когда идеи, ценности и речи другой стороны считаются не просто неверными, а прямо опасными для невинных жертв — ни о каком взаимном уважении, переговорах и компромиссах речи уже не идет.
Вместо того чтобы защищать студентов от слов и идей, с которыми они все равно столкнутся в будущем, университеты должны учить людей, как жить в мире, где полно идей, над которыми у них нет власти...
Самый важный шаг должны сделать не студенты и не администрация университетов, а федеральное правительство; нужно развеять страх университетов перед произвольными расследованиями и санкциями со стороны Министерства образования...
Университеты также должны официально и твердо выступить против политики trigger warnings. Они должны поддержать Американскую ассоциацию преподавателей университетов (American Association of University Professors), которая в своем отчете пишет: «Идея того, что студенты должны быть защищены, а не поставлены перед вопросами во время занятия, одновременно унизительна и антиинтеллектуальна»...
https://sputnikipogrom.com/translated/67842/microagression/
https://www.theatlantic.com/magazine/archive/2015/09/the-coddling-of-the-american-mind/399356/

Tags: американцы, безмозговие, либералы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments