harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Categories:

Как обращались к Сталину. "Чекисты отдела охраны полны огромной радости..."


Благодарственное письмо сотрудников Отдела охраны ГУГБ НКВД И.В. Сталину. 29 августа 1937 г. В третьей колонке подписей первым идет автограф Н.С. Власика, пятым - получившего орден



Письмо сотрудников 1-го Отдела ГУГБ НКВД И.В. Сталину

г. Москва
29 августа 1937 г.

Дорогой Иосиф Виссарионович!

Чекисты отдела охраны полны огромной радости по поводу награждения правительством 228 наших товарищей орденами Советского Союза.

Наш боевой чекистский долг - оберегать Вас и Ваших ближайших учеников и соратников, руководителей партии и правительства от остервенелых врагов нашей прекрасной и счастливой родины.

Миллионы сердец трудящихся Советского Союза и всего мира полны любви к Вам, родной товарищ Сталин. И доверие, которое оказано нам, чекистам, охраняющим Вашу жизнь, уже само по себе наполняет нас гордостью и счастьем, служит высшей наградой за все наши труды. Как же велика была наша радость, когда мы узнали, что лучшие из лучших наших товарищей отмечены высокой наградой партии и правительства.

Мы крепко запомнили Ваши указания об опасностях капиталистического окружения, о том, что фашисты в смертельной ненависти засылают в Советский Союз "вдвое и втрое больше вредителей, шпионов, диверсантов и убийц, чем в тыл любого буржуазного государства". Мы отлично знаем, что явные и тайные заклятые враги народа - троцкистско-бухаринские агенты фашизма, которых громит славная советская разведка под руководством нашего любимого наркома Николая Ивановича Ежова - не сложили оружие и из-за угла готовят новые подлые нападения.

Полученная нашими товарищами награда обязывает весь коллектив охраны еще выше поднять большевистскую бдительность и чекистскую зоркость. Мы клянемся, дорогой товарищ Сталин, - все силы отдадим, чтобы с честью оправдать высокое доверие, и с еще большим успехом выполним свой партийный и чекистский долг. Любой враг, как бы искусно он ни маскировался, будет своевременно разоблачен и беспощадно уничтожен.

Мы беспредельно преданы нашей большевистской партии и социалистическому отечеству, и каждый из нас в любую минуту готов отдать свою жизнь за дело Ленина - Сталина.

Да здравствует великая коммунистическая партия!

Большое спасибо, Иосиф Виссарионович, за Вашу отеческую заботу о людях. Шлем Вам сердечный чекистский привет.

Далее следуют подписи сотрудников отдела охраны

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 176. Л. 147-148.
Подлинник. Машинописный текст.
Подписи-автографы.



НКВД. 28 августа 1937 г. Проект составлен Н.И. Ежовым. Автографы И.В. Сталина, В.М. Молотова

Летом 1937 года, в преддверии Большого террора, состоялось несколько правительственных награждений "чекистов малых, средних и больших"1 "за образцовое и самоотверженное выполнение ответственных заданий правительства".
17 июля 1937 г. нарком внутренних дел Н.И. Ежов получил орден Ленина. 27 июля - ордена получили 120 работников НКВД. 28 августа - 228 сотрудников 1 отдела ГУГБ НКВД2 получили орден Красного Знамени (6 человек), орден Красной Звезды (17 человек) и орден "Знак Почета" (205 человек). Среди награжденных были начальник охраны Сталина Н.С. Власик, его личный шофер П.О. Удалов, начальник личной охраны Молотова В.И. Погудин, заместители начальника, начальники отделений и групп, их заместители, а также множество рядовых сотрудников. Документ об этом награждении мы и отобрали для настоящей публикации.

Правительственные решения о награждениях неотрывно связаны с другими знаковыми событиями 1937 г. - началом массовых репрессий и чисткой внутри аппарата НКВД.

Н.И. Ежов, пришедший на смену Г.Г. Ягоде, провел стандартную для советских учреждений "борьбу с засоренностью" с ее кадровыми изменениями, арестами и последующими расстрелами. Согласно официальной статистике, в ходе этой кампании в 1937-1938 гг. репрессиям подверглись 2273 сотрудника НКВД3. Было арестовано практически все высшее руководство во главе с Ягодой. На все ключевые посты были поставлены новые выдвиженцы Ежова. В этой связи не сложно представить себе атмосферу внутри органов государственной безопасности.

Напомним также, что к этому времени уже состоялись закрытые судебные политические процессы по делу об убийстве С.М. Кирова в 1934-1935 гг., два Московских открытых процесса - по делу Г.Е. Зиновьева, Л.Б. Каменева и др. (август 1936 г.) и по делу Ю.Л. Пятакова, Г.Я. Сокольникова, К.Б. Радека и др. (январь 1937 г.), закрытый процесс по делу военной организации в Красной армии (июнь 1937 г.) и другие репрессивные мероприятия. Все эти кампании стали точкой отсчета и основой для проведения в 1937-1938 гг. масштабной чистки не только партийного и государственного аппарата, но и всего общества в целом. 30 июля 1937 г. был принят Оперативный приказ народного комиссара внутренних дел СССР N 00447 об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов. Именно этот приказ стал формальным началом Большого террора.

Одним из мотивов всех этих репрессивных кампаний был вывод о том, что главной задачей всех контрреволюционеров является дезорганизация советского правительства путем террористических актов против руководства СССР. Для этого у подследственных обстоятельно выяснялись мельчайшие подробности практических мероприятий по подготовке террористических актов (кто их должен был осуществлять, какая террористическая группа, в какое время, где, против кого, каким оружием и т.д.). В этой связи награждение сотрудников отдела Охраны ГУГБ НКВД 28 августа 1937 г. выглядит вполне логичным и оправданным.

Ордена из лета 1937-го стали средством успокоения, ослабления и смягчения последствий чистки для сотрудников НКВД, моральной поддержкой их в преддверии массовых репрессий. Правительственные награждения должны были показать чекистам, какое значение в эти дни приобретают органы в целом и каждый сотрудник в отдельности. Именно для этого - для самих же чекистов, а не для обычных читателей - решения о награждениях публиковались в центральных газетах глухим списком, без указания должностей награжденных и их конкретных заслуг. Рядовым советским гражданам эти списки оставались непонятными, да это было и не нужно. К тому времени усилиями пропаганды, бившей в одну точку и повсюду находившей "врагов народа", авторитет органов государственной безопасности кажется непререкаемым и безусловным. О чекистах пишут в газетах, сочиняют стихи и поэмы. Их именуют не иначе как "героями", а самого Ежова, карьера которого к концу 1937 г. достигла своего апогея, - "лучшим сыном страны", "верным и преданным сталинским другом", "батыром", "зорким хранителем заводов и пашен"4. Его именем называют фабрики, пароходы и стадионы.

Но радость наркома и его соратников была крайне непродолжительной. "У чекиста есть только два пути - на выдвижение или в тюрьму", - заметил И.В. Сталин в 1951 г.5 Не прошло и года после массовой раздачи орденов, как по аппарату НКВД прокатились аресты и расстрелы сподвижников Ежова и людей из его окружения. В результате этой масштабной бериевской чистки в 1938-1939 гг. произошли радикальные изменения персонального состава органов госбезопасности6. В апреле 1939 г. был арестован и сам Ежов, а вскоре, 6 февраля 1940 г., расстрелян.
Конечно, опубликованный документ вносит не так много нового в наши знания о событиях эпохи Большого террора. Тем не менее он, помещенный в контекст своего времени, большими мазками вырисовывает некоторые его характерные приметы, когда с определенной периодичностью легендарные "герои" становились закоренелыми "преступниками" и сами оказывались в жерновах террора, когда вручение почетных наград определялось не реальными заслугами, а простой политической целесообразностью. Последнее заставляет задуматься о том, что именно со второй половины 1930-х гг. происходит постепенная девальвация, падение престижа наградной системы СССР. Результатом этого процесса стал известный указ Президиума Верховного совета СССР от 4 июня 1944 г., по которому и главная боевая награда Гражданской войны - орден Красного Знамени - и даже орден Ленина превращались в банальный знак за выслугу лет.

Публикацию подготовила кандидат исторических наук, главный специалист РГАСПИ Жанна Артамонова.
Источник: https://rg.ru/2016/01/22/rodina-nkvd.html

* * * * *
Это ещё и к тому, что некоторые совкохрусты постоянно трещат, что к нему обращались исключительно и только "тов. Сталин", но как прекрасно видим, сам начальник охраны Н. Власик*, позже своим высоким покровителем брошенный в пыточные камеры НКВД, участвовал в написании торжественного письма от коллектива благодарных чекистов.

Оригинал взят у aldan83 в Виктор Суворов, Сталин, Берия и "Новая газета" (окончание)
<...>
Стиль «документа» тоже говорит о многом.

Начну с того, что к Сталину по имени и отчеству обращались. Но разрешено это было только простым людям и только в письмах: «Дорогой Иосиф Виссарионович, спешу обрадовать…» Но если письмо было коллективным, то вождя по имени и отчеству называть было нельзя. Для всех была раз и навсегда определена четкая форма обращения: «товарищ Сталин». Иного он не терпел. Тем более – в официальных документах. «Сталин никого не называл по имени и отчеству. Даже в домашней обстановке он называл своих гостей по фамилии и непременно добавлял слово „товарищ“. И к нему тоже обращались только так: „Товарищ Сталин“» (Адмирал Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецов. Накануне. М., 1966. С. 280).

Опубликованы сотни свидетельств очевидцев и тысячи документов, в которых вождя называют не иначе как «товарищ Сталин». Или еще в документах – по псевдониму: «товарищ Иванов», «товарищ Васильев» и т.д.

Сталинский секретарь Поскребышев – и об этом тоже сохранилось достаточно свидетельств – особо предупреждал в приемной каждого нового посетителя, как следует обращаться к Сталину. Неужели Берия об этом не знал? Неужели Поскребышев забыл его предупредить? Кто же позволил Лаврентию Палычу называть товарища Сталина Иосифом Виссарионовичем? Но ведь именно так написано в означенном «документе»!

Во-вторых, льстить Сталину было можно и нужно. Но только при условии, что эта лесть предназначена для потребления широкими народными массами. На конференциях и съездах, в журналах, газетах и книгах, в романах, поэмах и песнях льстецы всех мастей соревновались в употреблении превосходных степеней.
<...>
-------------------------------------------
Дополнения:
1. * - За три месяца до смерти И. Сталин репрессировал начальника своей охраны генерала Власика, отслужившего ему верой и правдой четверть века http://www.sovsekretno.ru/articles/id/3335
2.     Сколько стоил чистейший бред советских товарищей в СССР?
"Выяснилось даже, что чушь неплохо продается за твердую валюту. 8 мая 1933 года заведующий отделом культуры и пропаганды ЦК ВКП(б) Алексей Стецкий радостно сообщал Сталину о том, что отчет о процессе вредителей на электростанциях, по которому проходили и британские подданные, распространен в Англии тиражом 2000 экземпляров, а далее стоит продать права на издание материалов процесса за хорошие деньги - из расчета 2,5-3 шиллинга за экземпляр. С "вредителями", как убедительно показывает сборник документов, в 1930-е годы советская власть разобралась решительно и беспощадно, избавив попутно саму себя от ответственности за провалы в "буднях великих строек".
из   Рассекречены документы о работе НКВД и политбюро
3. Интересно, что ранее совкохрустные товарищи ещё в 2009 отрицали обращение не по И.О:
"По агентурным данным, на голову отмороженные совки принялись усиленно изучать вопрос – как обращались к И.В. Сталину в служебных внутренних документах. Это они так хотят «доказать» самим себе, что опубликованные мною документы – фальшивка. Ну это понятно. Если им какая-то информация про СССР, особенно сталинский СССР, не нравится, то надо бросить все силы, чтобы «доказать», что это фальшивка...

http://germanych.livejournal.com/116401.html
4. Также не забываем восхищаться воспетой в веках исключительной скромностью Кормчего, в восьми частях
Скромное обаяние товарища Сталина
Tags: безмозговие, гулаг, источники, сталин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments