harmful_grumpy (harmfulgrumpy) wrote,
harmful_grumpy
harmfulgrumpy

Category:

Три поколения самозванцев-кирилловичей, ч. I


Старая статья Г. Солдатова о похождениях одной бродячей семейки самозванцев, для общего сведения.
Солдатов Георгий Михайлович - общественный и религиозный деятель Русского Зарубежья, редактор издания Общества ревнителей памяти Блаженнейшего митр. Антоний (Храповицкого) «Верность». Родился в 1932 г. Посвятил свою молодость работе с молодежью сначала в Германии, а позднее в США. В Германии был инструктором Организации Российский Юных Разведчиков (ОРЮР).

Оригинал взят у nicksob в К 400-ЛЕТИЮ ДИНАСТИИ РОМАНОВЫХ, УБИТОЙ ОРДЕНОМ КП-ГБ


Г. М. Солдатов


ТРИ ПОКОЛЕНИЯ САМОЗВАНЦЕВ.

I

Нарушения Кирилловичами церковных и государственных законов Российской Империи начались уже более 150 лет тому назад. С каждым новым поколением в этой ветви семьи Романовых появлялись добавочные, порочащие их и русский народ, скандалы. Ни в Отечестве, ни в Зарубежной Руси они не были примером своей ответственности перед Церковью, Государством, семьей или обществом.
Начнем с того, что вереница недопустимых браков вынудила Св. Императора Николая II, у которого источилось терпение после делавшихся им предупреждений о недозволенных браках, поднять этот вопрос в Государственной Думе, и 15 Января 1907 г. в журнале предложений Думы была записана царская резолюция:
«Признать брак Великого Кн. Кирилла Владимировича не могу. Великого Кн. могущее произойти от него потомство лишается прав на престолонаследие».
Согласно резолюции Св. Императора, дети Вел. Кн. Кирилла должны именоваться «князьями Кирилловскими» с титулом «светлости». Князю было приказано, как наказание и для предотвращения соблазна, покинуть Россию. Когда Князь приехал к отцу без разрешения в Россию, то ему было приказано через полчаса опять выехать из России.
Впоследствии по просьбе его отца Вел. Князя Владимира Александровича Император простил Кирилла Владимировича, но ни он, ни его наследники не получили права на Престол. Причиной царского решения стала женитьба Вел. Князя Кирилла Владимировича на своей двоюродной сестре Виктории Федоровне, разведенной жене брата Императрицы Александры Федоровны.
Основные Законы Российской Империи постановляли, что лицо Императорской фамилии для сохранения права на наследование Царского Престола, должно вступать в брак с девицей православного вероисповедания, брак с которой давал потомство от православных родителей. Кроме того, каноны Церкви запрещают брак между двоюродными братом и сестрой, в чем состоялось нарушение и Законов о Престолонаследии. Но уже до этой женитьбы Кирилла Владимировича его отец Вел. Кн. Владимир Александрович в результате своего брака на немке, отказавшейся переходить в православие, по требованию Императора Александра II подписал акт за себя и свое потомство об отказе от прав на наследование престола. Кирилл Владимирович также пренебрег этими правилами. Таким образом, уже по этой причине Вел. Князь Кирилл Владимирович и его дети не имели права на Царский Престол.
Когда в феврале 1917 г. среди военного командования и в Государственной Думе произошла измена Императору, то Вел. Кн. Кирилл Владимирович встал на сторону Думы и, как писал историк С. П. Мельгунов, Вел. Князь вел разговоры не только на темы заговора, но даже об убийстве Императрицы, т.е. он стал виновен в государственной измене. Царь дал распоряжение о роспуске Думы, но ее председатель Родзянко, создал новую структуру управления – «Думский Комитет». Государственная измена, тем более во время войны, по уголовному кодексу и законам Российской Империи карается вплоть до смертной казни. Таким образом, как Вел. Князь, так и председатель Думы, подлежали суду за измену.
В результате действий этих двух лиц и поддержавшему их ведущему члену Синода Митрополиту Сергию (Страгородскому), имевшему антимонархические настроения, создалось в столице положение, при котором невозможно было понять, где находится Царь и кто правит государством. Вел. Князь изменил Государю еще до Его отречения от Престола и не исполнил свой долг охраны Царской Семьи, приведя к Родзянко девять рот Гвардейского Экипажа (офицеры остались с Императрицей). Он подал войскам непростительный пример нарушения присяги и обязанностей перед Государем и Отечеством. Он обязан был призвать войска к дисциплине и порядку в столице и подавить революционные начинания. Но Вел. Князь Кирилл Владимирович в «Биржевых Ведомостях» сам, добровольно, без постороннего требования, объявил об отречении от прав (которых не имел) на Престол.
Царю в это решающее исход войны время, на фронте и в столице, требовалась поддержка членов семейства Романовых, военного командования и Церкви. Но никто из них не пришел к нему на помощь, и Государь остался одиноким в борьбе за Россию. Как члены семейства, так и Синода, обязаны были обратиться к Армии с призывом остановить в столице безпорядки, но они все бросили Царя, за что многие впоследствии поплатились жизнью, а другие, как Кирилловичи, спасая жизнь, бежали за границу.
Будучи заграницей, члены этой ветви Романовых самовнушили себе о своих особых от других родственников правах. Вел. Князь Кирилл объявил себя «Императором», а своего сына Князя Владимира, родившегося осенью 1917 г. в Финляндии, наследником Российского Престола. Этим объявлением Вел. Князь нарушил порядок престолонаследия, изложенный в 30-й статье Основных Законов Российской Империи, согласно которой Родоначальником является последний имевший потомство царствовавший Император: «Когда пресечется последнее мужеское поколение сыновей Императора, наследство остается в сем же роде, но в женском поколении последне-царствовавшего, как в ближайшем к Престолу, и в оном следует тому же порядку, предпочитая лице мужеское женскому; но при сем не теряет никогда права то женское лице, от которого право безпосредственно пришло».
Вследствие этого закона в первую очередь следовало потомство Императора Александра III, а не Его братьев, каковым являлся Вел. Кн. Владимир Александрович. Так как не осталось в живых членов мужской линии, имеющих законное право на Престол, то по женской линии, должны были следовать дети сестры умученного большевиками Св. Императора Николая II: Великой Княгини Ксении Александровны.
Будучи правнуком царствовавшего Императора Александра II, Владимир Кириллович по законам (статья 147 Основных Законов) в действительности обладал только правом иметь титул Высочества и Князя Императорской Крови, но не Великого Князя и не Императорского Высочества. Таким образом, назвавши себя Императором, а своего сына Наследником Престола, Вел. Князь Кирилл, согласно законам Российской Империи, на самом деле стал самозванцем.
Его не признали «Императором», а его сына Князя Владимира Наследником Престола следующие члены семьи Романовых: вдовствующая Императрица Мария Федоровна, Вел. Князь Петр Николаевич, Вел. Княгини Ксения Александровна и Ольга Александровна, Князья Андрей, Федор, Никита, Димитрий, Ростислав, Василий Александровичи, Роман Петрович, Княгиня Ирина Александровна, Князья Георгий Константинович и Никита Александрович. Все они воздержались признавать его Императором, а вдовствующая Императрица Мария Федоровна выразила в печати осуждение действиям Вел. Князя Кирилла Владимировича.
Впоследствии через несколько лет, Князь Никита Александрович в «Русском Пути» написал: «Я никогда не признавал Е.В. Князя Владимира Кирилловича ни главою Дома, ни Наследником Престола. В полном согласии с другими Членами Императорской Фамилии, я заявляю, что решения, когда бы то ни было принятые Кн. Владимиром Кирилловичем, и относящиеся к нашей Династии, не могут считаться мною действительными. Дела Дома Романовых, за отсутствием Царствующего Императора, решаются временно совокупностью агнатов».
Такие же заявления прибыли в Собор РПЦЗ от других Членов Императорской Фамилии. «Императором Кириллом I» признали своими подписями Вел. Князья Борис и Андрей Владимировичи – его родные братья (не лишившиеся своих титулов, т.к. не были наказаны), Димитрий Павлович, Князья Всеволод Иоаннович и Гавриил Константинович.
Разногласие в среде семьи Романовых было на руку правительству СССР, так как актом провозглашения себя «Императором» Вел. Князь Кирилл Владимирович внес раскол в среду монархических организаций в Зарубежной Руси. Также не знавшее Основных Законов Империи и о наказании Вел. Князя и других, связанных с этим дел, духовенство РПЦЗ находилось в нерешительности, как поступать по отношению к Кириллу Владимировичу и Владимиру Кирилловичу. Споры и разногласия о правах Кирилловичей в эмиграции были на руку правительству СССР.
Покинув Россию Великий Князь Кирилл с супругой Викторией короткое время пробыл в Финляндии, где в деревне Берго, невдалеке от столицы Хельсинки, родился у них сын названный Владимиром. Из Финляндии они поехали в Германию, где поселились в 1920 г. в родном баварском городе Княгини Виктории Кобурге. Там княгиня деятельно занялась поддержкой немецких правых организаций включая мало известную в то время Немецкую Национал Социалистическую Рабочую Партию Адольфа Гитлера. Княгиня Виктория предполагала так же, как и ее свекровь, тоже немецкая принцесса, что мощная Германия сможет победить развивавшийся в Германии и в частности в Баварии коммунизм и восстановить монархию в России. Они ужаснулись, когда в Мюнхене столице Баварии было коммунистическое восстание, с трудом подавленное военной силой.
Великий Князь Кирилл разделял страх с принцессами создавшейся в Европе и коммунистической угрозой в Германии, Венгрии и других странах. Многие русские эмигранты не видели такой угрозы от коммунизма и обвиняли Князя в том, что он подвергнулся немецкому влиянию. Немецкое правительство не было довольно политической деятельностью семьи Великого Князя Кирилла и предложило ему прекратить участие в политике государства. После этого предупреждения Князю с семьей пришлось покинуть Германию. Через Швейцарию они проехали во Францию, где обосновались в 1927 году в Коте-д’Азур в маленькой рыболовной деревне Ст. Бриан. Княгиня Виктория настояла на том, чтобы Князь несмотря на протесты родственников объявил себя Императором и начал жаловать дворянские звания, делать военные производства и награждать «своих подданных» медалями и орденами.
Ст. Бриан стал как бы столицей Императора Кирилла I. Это было известное в Европе место туризма. Большой темный особняк Князя, построенный в 1880 годах из гранита и соснового дерева, был местной архитектуры. Мебель в нем была местная старинная. Две нижних комнаты в особняке были заняты под музей где хранились военные ордена, начиная с Крымской войны, и семейные вещи. Из России Князь с Княгиней вывезли драгоценности. Их родственники в Англии им материально не помогли и старались держаться от них обособленно. Королева Мария, супруга Георгия V, купила у Кирилловичей ювелирные изделия матери Виктории, а также и у вдовствующей Императрицы Марии. Королева Елизавета II впоследствие часто носила эти драгоценности.
Воспитание и обучение у Князя Владимира было необычным. Ему была предложена стипендия учиться в Школе Винчестера, но его мать Княгиня Виктория была против опасаясь что сын будет подвержен английскому влиянию. Поэтому были наняты частные учителя, обучавшие его английскому, немецкому и французскому языкам. Он изучал также дипломатическую историю и военное искусство. Русскому языку его обучал отец князь Кирилл. Немного повзрослев, он учился в русской гимназии в Париже и посещал одно время Лондонскую школу экономии.
Служил он очень короткое время, всего несколько месяцев в 1939 г., в качестве механика в Петерборе Англии. На работу он поступил под именем Михайлова, то есть под тем же именем, как и Царь Петр Первый, учившийся в Голландии корабельному делу. После этого он никогда не служил и, как он говорил, посвятил себя всецело русским государственным делам и управления Домом Романовых. Как он говорил он ожидает падения в России коммунизма так как там социализм обанкротился.
В действительности, все время Владимир Кирилллович посвящал игре в тенис, бридж и увлечению парусной лодкой. Как писали о нем его родственники он отдался воспоминаниям о прошлом России и мечтами о будущем. Его поведение в интервью Князь Василий Романов считал недостойным монархии. Поэтому он был одним из князей, подписавшихся под опубликованным в прессе заявлением о том, что Владимир не имел права нелегально наделять супруга своей дочери Марии - Принца Франца Вильгельма Прусского титулом Русского Великого Князя . Он также сделал заявление о том, что дочь Князя Владимира не является единственной наследственицей трона. Как он отметил, Князь Владимир своими действиями давал начало новой династии Гогенцоллерн-Романовых и у него было сомнение о принятии Принцем Францем православия. Но это произойдет позже.
А пока после смерти отца в 1946 году Князь Владимир Кириллович, приехав в Испанию, поселился в доме своей тетки по материнской линии – испанской Инфанты Доньи Беатрисы – супруги Дона Фернандо, члена Дома Орлеанских Бурбонов, где его старались приобщить к испанским традициям и взяли на материальное содержание.
В 1947 г. в Зарубежной Руси распространились слухи о возможном создании «Русского Зарубежного Правительства». Это было время развития «Холодной Войны» с СССР, и в среде русской эмиграции действовали многочисленные военные и политические организации. Организации русских эмигрантов были в состоянии призвать к борьбе против СССР и этим нейтрализовать советскую пропаганду и подрывную деятельность в Свободных странах. Еще живы были свидетели «Треста» с похищениями и убийствами белых генералов Кутепова и Миллера. Еще были живы воины прошлой антикоммунистической борьбы, против которых Советский Союз продолжал вести безпощадную борьбу. Поэтому слухи о возможном Зарубежном Правительстве, несомненно, взволновали правителей Кремля.
Среди эмигрантов Зарубежной Руси стало известно о сочувствии к русским и о получении заверений о финансовой поддержке от аристократических семейств, желавших на Западе свержения советского правительства. Стало также известно о том, что получено согласие на брак одной из Европейских принцесс с Князем Владимиром Кирилловичем. По плану, Князь Владимир должен был организовать с одобрения Испанского правительства Франко «Русское Заграничное Правительство» и обратиться по радио и в прессе с воззванием ко всему миру поддержать борьбу против поработителей русского народа. Как стало известно, некоторые государства были готовы признать законным «Русское Заграничное Правительство» и назначить при нем своих представителей. К российской молодежи в эмиграции должно было быть сделано обращение о создании «фаланги» – личной «гвардии» князя.
В период подготовительной работы Князь Владимир поселился в Мадриде, где велись приготовления для его возглавления Русской Эмиграции. Во многих центрах Зарубежной Руси происходило большое волнение и составление планов на будущее. В Париже, Лондоне, Мюнхене и в других городах с нетерпением ожидалось обращение Князя к Зарубежной Руси, которое должно было состояться по радио в День Св. Князя Владимира – 28 июля 1948 года. Для обучения в «фаланге» получили официальные бумаги, в том числе, три молодых человека, проживавшие в Мюнхене. Я был одним из них. Должны были также приехать в Испанию для обучения в армии из других городов Зарубежной Руси будущие офицеры Русской Армии.
Но неожиданно для всех как русских, так и иностранцев, именно 28 июля 1948 г. Князь Владимир при таинственных обстоятельствах исчез из Мадрида, а по прошествии нескольких дней стало известно, что он в Женеве обвенчался в греческой церкви с Леонидой Георгиевной, вдовой мистера Кирби, сестрой Ираклия Багратиона, назвавшего себя «Грузинским Царем». Этим браком на Леониде Георгиевне был окончательно разрушен в Зарубежной Руси план восстановления Русской национальной монархии. Женившись Князь Владимир со своей супругой жили главным образом в Ст-Бриан, а зимой они отправлялись во время холодов в Мадрид, где у него и Леониды был особняк. Кроме того у них была обширная квартира в Париже.
Во время Второй мировой войны князь жил в Ст-Бриан, но в конце войны немцы его перевезли к сестре Марии Кирилловне, бывшей замужем за принцем Лейнингом в Германию. После окончания военных действий князь переехал в Австрию в надежде попасть в нейтральную Швейцарию. Ему посоветовали не возвращаться во Францию и он поехал в Испанию, где он поселился с сестрой матери Беатрисы и где после некоторого времени он встретил свою будущую супругу Леониду Кирби, родившуюся в Тбилисе в 1914 году.
II

Напомним, как это было. В начале 1948 года Князь Владимир Кириллович, в доме греческого консула Лившуца, познакомился с Ираклием и вдовой Кирби Леонидой Багратионами. Леонида предоставила в его распоряжение свой автомобиль, а Ираклий занялся введением Кн. Владимира в дома своих именитых знакомых, у которых ежедневно были приемы и празднества. Консул Лившуц устроил Князя на фиктивную, но высоко оплачиваемую должность директора в одном из крупных предприятий. Выезжая на автомобиле с красивой дамой, Князь скоро забыл о своих обязанностях и возлагаемых на него надеждах жителей Зарубежной Руси.
По случаю именин Князя, в доме Лившуца был устроен вечером прием, и состоялась встреча с руководителем программы дня объявления об Образовании «Русского Зарубежного Правительства» с призывом к русским объединиться и начать деятельную борьбу против коммунизма. Князь приказал руководителю ждать его распоряжений на следующий день в отеле, а сам, жалуясь на зубную боль, удалился. Удалилась также и вдова Кирби Леонида.
На следующий день, однако, в отеле была получена визитная карточка Князя с сообщением, что он уезжает в Италию «венчаться» с «княжной». О том, что Леонида – вдова Кирби, как Владимир Кириллович, так и семья Багратиони старались не говорить. После венчания началось в Зарубежной Руси усиленное распространение ее фотографий с короной на голове. Как выяснилось, паспорта для выезда и все формальности были заранее устроены Ираклием.
Ее Королевское Высочество Инфанта Беатриса и ЕИВ Великая Княгиня Елена Владимировна (родная тетка Владимира Кирилловича), узнав о совершившемся отъезде и его причине, приняли меры, чтобы не допустить этот брак. Скрываясь в Испании, Князь Владимир Кириллович и Леонида уехали только после нескольких дней в Швейцарию, где повенчались в Женеве в греческой церкви, так как русские священники не соглашались их венчать ввиду получения сообщений от Митрополита Анастасия и Великой Княгини Елены Владимировны. Испанские власти не посчитали себя вправе вмешиваться в частную жизнь Князя. Протесты русских в Мадриде не привели к результатам.
После брака Владимира Кирилловича с Леонидой, шансы на организацию «Русского Заграничного Правительства» рухнули, а Князь лишился поддержки многих монархических организаций на возглавление русских в Зарубежной Руси. Связь с Князем фактически прекратилась, так как Леонида контролировала телефонные звонки к нему и присутствовала при всех встречах. Она решала, кого допускать к Князю и кого нет. Даже письменная связь с Князем была нарушена.
Таким образом, русские враги через романтическое увлечение Князя и его морганатический брак разрушили надежды на организацию зарубежной русской борьбы с коммунизмом. В силу того, что Князь Владимир нарушил закон о престолонаследии, касающийся Членов Императорской Фамилии, женившись на вдове с ребенком, то его брак считается так же, как и его отца и деда, морганатическим.
Расскажем немного о жизненном пути Леониды Кирби, урожденной Багратион. Ее покойный муж Сумнер Моор Кирби родился в Вилкес-Баре, Пенсильвания США и был совладельцем повсеместных в Америке магазинов Вульворт. Он деятельно в 1930-х годах поддерживал борьбу за гражданские права, но жил во Франции, где участвовал в помощи нуждающимся евреям. Его супруга Леонида Кирби (ее отец грузин, а мать Золотницкая, еврейка) из рода, утратившего в Грузии все права на царствующее положение. С выходом замуж за Кирби она потеряла титул княжны Багратион. Право награды или дарования титулов принадлежит исключительно царствующему Императору, но не «Великим Князьям и Княгиням» в эмиграции. Поэтому супруга Князя Владимира Кирилловича не имела права именоваться «Великой Княгиней» или «Ея Императорским Высочеством», как она и ее окружение стали ее величать.
Для тех, кто был вместе с Князем еще за день до его исчезновения и обсуждал с ним планы консолидации всех русских сил против коммунизма, , происшествие было большой неожиданностью. Еще вечером Владимир Кириллович удалился с собрания, объяснив необходимостью пойти к дантисту, так как у него была зубная боль. Его рассеянность во время разговора на собрании объясняли недомоганием и не очень приятными процедурами предстоящего дня.
Планы на организацию Русского Правительства и призыв к борьбе против коммунизма рухнули. Это был удар по Русскому Освободительному движению, по Зарубежной Руси! Владимир Кириллович прекрасно знал, какие полномочия ему передавал русский народ. С ним велись предварительно переговоры, он был в курсе всех событий. Он изъявил желание стать не картонным принцем, а настоящим лидером русского народа. Все планы его матримониальными действиями таким образом были разрушены.
Среди русской эмиграции создалось мнение, что бегство или похищение Князя, как и его женитьба, состоялись при участии советских агентов и тех, кто на Западе не был заинтересован в создании «Русского Зарубежного Правительства»: тех, кто поддерживал революцию, тех, кто участвовал в гибели Царя и Его Семьи и членов Царской Династии. Новое окружение Князя вызывало в среде русской эмиграции большие подозрения своими связями с СССР и с различными интернациональными организациями. Были ли подозрения обоснованы? К сожалению, можно ответить утвердительно.
Правительство Советского Союза старалось любыми способами уничтожить своих врагов. Генералы Кутепов и Миллер были похищены и многие русские эмигранты считали что Князя Владимира «женили» и таким образом ликвидировали удалив угрозу создания Зарубежного Правительства. В данном случае коммунистические силы объединились с интернационалом также не заинтересованном в реставрации русской монархии. Об этом была написана статья в известной мадридской газете «АБЦ» в номере от 24 ноября 1951 г. Автор статьи был известный журналист Александр Боцарис.
Со своей супругой Леонидой Князь Владимир любил ежегодно отправляться из Франции в путешествия. Из Франции в Испанию они ездили как бесподданые, на что документы были признаны Объединенными Нациями. Как Князь утверждал, было немыслимо для них принять гражданство и чужую национальность. Они старались ездить на свадьбы, крещения и похороны, где встречались с аристократическими семействами, однако английские родственники их чуждались и старались к себе их не приглашать . С трудом им удалось познакомить свою дочь Марию Владимировну с Английской королевой Елизаветой, когда они были в Лондоне, а Мария слушала лекции в Оксфордском Университете.
III

Георгий Багратион, объявивший себя «Грузинским Царем», скончался в Мадриде в 1957 г. После него осталась жена, мать его детей, – а также их дети: сын Ираклий, дочери Мария и Леонида (Лидия). Мария продолжала жить в СССР после отъезда заграницу других членов семейства.
Отец Георгия – дед Леониды, был генералом в Русской Армии, командуя лейб-гвардии конным полком. Своего сына Георгия он выгнал из дома ввиду его порочащей семью женитьбы. Георгий уехал на Кавказ, где получил наследство от умершей тетки Княгини Шервашидзе. Во время революции Георгий был в Тифлисской губернии уездным предводителем дворянства. Эта ветвь Багратионов была в отдаленном материнском родстве с потомками Багратидов, царствовавших в Грузии до ее добровольного присоединения в 1801 г. к Российской Империи. Эти Багратиони уже не имели никаких прав именоваться Мухрани или Мухранскими, так как единственным законным потомком Грузинских Царей являлся Князь Теймураз, сын Русской Княгини Татьяны Константиновны от ее брака с убитым в 1914 г. на войне с немцами Князем Багратионом-Мухранским.
Князь Теймураз, эмигрировав, стал офицером Королевской Армии в Югославии, являясь личным адъютантом убитого масонами Короля Александра. После Второй мировой войны он эмигрировал в США и не заявлял претензий на грузинский престол. Этим обстоятельством воспользовался Ираклий Багратион, объявив себя, отправившись из Германии во время мировой войны в Рим, «Грузинским Царем».
Семья Ираклия выехала из Грузии после того, как она вошла как республика в СССР, и осела в Париже. Там сестра Ираклия Леонида встретилась с американским миллионером Кирби и вышла за него замуж. От этого брака родилась «Княжна Кирби».
Их отец, Князь Георгий, в 1927 г. вернулся в СССР, поселившись в своем прежнем грузинском имении, возвращенном ему советскими властями. В 1934 г. он, получив разрешение властей, вновь выехал за границу, вызвав своим появлением вопросы и сомнения среди русских эмигрантов о причине, почему члены семьи Багратионов могут без препятствий въезжать и выезжать из СССР.
В воспоминаниях бывшего итальянского посла П. Кварони («О госпоже Кварони следует сказать еще следующее: по происхождению она русская татарка. Она покинула Россию лишь в 1928 г. и настроена чрезвычайно положительно к России и даже к большевикам», http://master-pencil.com/stalin/dokument-donese.html) объяснены причины связи властей СССР с грузинской аристократией. Оказалось, что до революции они в своих имениях скрывали Сталина и других революционеров.
Сын Князя Георгия, Ираклий Багратион, поехав в столицу Египта Каир, выдал себя за «Царевича» и познакомился с матерью короля Фарука, которая стала оказывать ему покровительство. Он часто ездил в Париж где, встретив русскую балерину Марию Гурилеву, на ней женился.
В 1939 г. вспыхнула Вторая мировая война, и германские войска заняли Париж. Мистер Кирби был арестован Гестапо, но американские дипломаты добились его освобождения. Не успев вернуться в США, он умер, а его вдова – Леонида, ставши миллионершей и опекуншей их общей дочери, поселилась на Французской Ривьере.
Тем временем ее брату Ираклию удалось познакомиться и завести тесные взаимоотношения с Гиммлером, с разрешения которого он начал формирование «грузинской бригады» для Вермахта. Однако ему не удалось собрать добровольцев, и он отправился в Рим, где объявил себя «Грузинским Царем». Вскоре он женился на дочери известного магната Скалери. У них родился сын Георгий, которому быстро присвоили титул «Царевича и Наследника» Грузинского Престола. Жена Ираклия умерла при родах, и Ираклий, вернувшись в Германию, занял при Розенберге пост советника по «грузинским делам».
После разгрома фашистской Германии Ираклий переехал в Италию, а затем в Испанию, куда переехала бежавшая от французских властей его сестра Леонида после смерти одного из ее друзей, бывшего наркоманом. В Испании Ираклию удалось познакомиться с Инфантой Мерседес, одной из самых богатых невест Европы, племянницей короля Альфонса XIII, на которой вскоре он женился. После заключения брака с Мерседес у Ираклия воскресли надежды на грузинский трон, и он начал в Париже и Мадриде издание журнала, в котором подчеркивал свои права, заявляя, что «Грузия должна быть свободной от русского угнетения...»
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
Tags: шарлатаны
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments